Аракчеев Алексей Андреевич - "всесильный временщик"

Аракчеев Алексей Андреевич — «всесильный временщик»

ПЛАН

1. Вступление

2. Обучение и служба в петербургском кадетском корпусе

3. Служба у Павла I

4. Имение Аракчеева Грузино

5. Служба у Александра I. Военные поселения

6. Конец могущества Аракчеева. Последние годы жизни

ВСТУПЛЕНИЕ

С личностью А. А. Аракчеева, всесильного временщика при императоре Александре I, обычно связывают реакционный курс самодержавия после Отечественной войны 1812 года, курс, получивший наименование «аракчеевщина». В мемуарной и исследовательской литературе было сказано немало нелестных слов об этом временщике. Аракчеева в годы его могущества ненавидели и «справа» и «слева»: высокомерные аристократы за то, что этот «жестокий змий» сосредоточил в своих руках огромную власть и третировал любое сановное лицо, а «истинные и верные сыны отечества» — декабристы — видели в нем источник всех бед России. Впоследствии в трудах историков разных школ и направлений преобладала негативная оценка Аракчеева. Однако против такого одностороннего взгляда высказывался еще известный поэт и литературный критик П. А. Вяземский, который писал: «Считаю, что должно исследовать и беспристрастно судить, а не то что прямо начать с четвертования его». Последуем этому мудрому совету.

Российские дворяне Аракчеевы не отличались ни родовитостью, ни знатностью. Первые упоминания о них восходят ко времени не раннее конца XVII века. Все Аракчеевы верно служили престолу, обычно в небольших офицерских чинах. Отец Аракчеева, Андрей Андреевич, служил в гвардейском Преображенском полку. Выйдя в 1762 году в чине поручика в отставку, воспользовавшись манифестом о вольности дворянства, он женился на дочери соседнего помещика Елизавете Андреевне Витлицкой и занялся хозяйством. По разделу с родственниками ему досталось небольшое имение — сельцо Гарусово в Вышневолоцком уезде Новгородской губернии с 20 душами мужского пола, в котором он почти безвыездно и провел всю свою жизнь.

Алексей Андреевич родился 23 сентября 1769 года и был старшим сыном в семье отставного преображенского поручика. В 1776 году родился средний сын Петр (впоследствии флигель-адъютант при Александре I), а в 1778 году — младший Андрей, ставший потом комендантом в Киеве. Отец, человек по натуре добродушный и мягкий, передоверил воспитание детей, как и ведение хозяйства, умной, властной и энергичной жене, державшей всю семью «в строгости и послушании». Она учила Алексея молитвам, не пропускала с ним ни одной церковной службы и сумела привить ему стремление к постоянному труду, строгому порядку, аккуратности и бережливости.

Родители Аракчеева «по бедным средствам» жили скромно, но благодаря трудолюбию и строгой экономии хозяйки ни в чем не нуждались. Отец сначала попытался сам научить своего первенца грамоте, но этот труд для него оказался «тягостен» и он возложил его на сельского дьячка, который за плату натурой (несколько мешков ржи и овса в год) стал посвящать мальчика «в тайны чтения, письма и четырех правил арифметики).

ОБУЧЕНИЕ И СЛУЖБА В ПЕТЕРБУРГСКОМ КАДЕТСКОМ КОРПУСЕ

Когда мальчику исполнилось 12 лет, отец пожелал отправить его для дальнейшего обучения в Москву, где жил дальний родственник Аракчеевых. Предполагалось определить потом юношу на службу в одну из канцелярий. Но этому помешал случай, определивший по сути дела карьеру молодого Аракчеева. Летом 1782 года к соседнему помещику Корсакову прибыли на каникулы двое его сыновей, учившихся в Петербургском артиллерийском и инженерном кадетском корпусе. К ним в гости был приглашен и Алексей Аракчеев. Знакомство с молодыми людьми, увлеченные рассказы о своем учении в корпусе, сам вид их «красных мундиров с черными бархатными луцканами» произвели на него сильное впечатление и вызвали неодолимое желание поступить в этот корпус. Родители после некоторого колебания согласились. В январе 1783 года, продав хлеб из своих амбаров и двух тощих коровенок, отец собрал 100 рублей и отправился с сыном в Петербург, напутствуемый благословениями Елизаветы Андреевны. Прибыв в столицу, Аракчеевы сняли самую дешевую комнату на постоялом дворе и отправились в кадетский корпус. Но здесь столкнулись с волокитой канцелярских чиновников. Потянулись долгие месяцы ожиданий. Настало лето, а «резолюции» все не было. Взятые с собой деньги были потрачены. Отец с сыном, скитаясь по Петербургу, жили впроголодь. Они продали всю свою зимнюю одежду. Нужда заставила их даже просить милостыню, но они стойко выдержали все испытания. И вот в одно из посещений корпуса (это было 19 июля) они увидели спускавшегося по лестнице нового его начальника генерала П. И. Мелиссино. Отчаяние придало храбрости Алексею Аракчееву. Рыдая, он обратился к Мелиссино: «Ваше превосходительство! Примите меня в кадеты, нам придется умереть с голоду, ждать более мы не можем!» Тот спросил, кто они, когда подано прошение, вернулся к себе в кабинет и вынес записку для передачи в канцелярию о приеме Алексея Аракчеева в корпус. Радости отца и сына не было предела. «Это был самый счастливый день», вспоминал Алексей Аракчеев, добавляя, — «Этот урок бедности и беспомощного состояния сильно подействовал на меня».

Шляхетский артиллерийский и инженерный корпус был образован при императрице Елизавете Петровне П. И. Шуваловым путем объединения созданных еще Петром I инженерной и артиллерийской школ. Это был тогда один из лучших кадетских корпусов, готовивший офицеров-артиллеристов и инженеров. Корпус давал достаточное для того времени и общее образование, но «система воспитания» в нем была вполне в духе времени: по свидетельству В. Ф. Ратча (кстати, воспитанника этого корпуса), «розги почитались тогда такою же необходимою и обыкновенною вещью, как необходимы были хлеб при питании щами или масло при питании кашею; секли за все и про все, секли часто и больно». «Нас воспитывали в страхе Божием и в страхе розг» , — вспоминал сам Аракчеев.