Григорий Ефимович Распутин

Собранные на этих страницах строки принадлежат одной из самых противоречивых фигур нашего времени — Григорию Ефимовичу Распутину (Новых).

Полученные из различных источников — частных собраний и государственных архивов — они позволяют по-новому взглянуть на фигуру этого человека, образ которого, увы, был сильно искажен всевозможными «толкователями» и политическими конъюнктурщиками.

Хотелось бы выразить огромную благодарность д-ру Рэнцо Баскера, д-ру Орацио Валенти и г-ну Олегу Платонову, из книг которых почерпнут данный материал.

Текст приводится по изданию: Орацио Валенти. Куда идешь, человечество? Москва, Мы не одни, 1993.

_Из книги Рэнцо Баскера <<Пророчества Распутина>> (Renzo Baschera, <<Le Profezie di Rasputin>>) <<… Я чувствую, что должен умереть ещё до нового года.

Но я хочу, все же, открыть русскому народу, Отцу, Матушке Русской и Детям, что им предстоит. Если я буду убит простыми разбойниками, моими братьями — русскими крестьянами, тогда ты, Царь Российский, не бойся, оставайся на троне и правь, и не бойся за своих детей, ибо они будут царствовать ещё сто лет и сверх того. Если же меня убьют дворяне, то на руках их останется кровь моя, и 25 лет они не смогут смыть ее. Им придётся покинуть Россию. Тогда братья будут убивать братьев, и убьют друг друга. И 25 лет не будет дворян в государстве. Царь земли русской, если тебе ненавистен звон колокола, возвещающего, что убили Григория, то ты должен знать это. Если твоя родня приведет к моей смерти, то никого из твоего семейства ни детей, ни родных не останется в живых через два года. Они будут все убиты русским народом… Молитесь, молитесь и будьте сильными, помните о вашем святом семействе>>.

* * * <<… Как Святой Престол Римский прейдет от Петра к Петру, также и Святой Престол Петербургский перейдет от Михаила к Михаилу. Первый Михаил поставил трон, а последнему Михаилу не будет времени им воспользоваться, ибо все произойдет в спешке: и жизнь, и смерть>>.

* * * <<… Я подошёл к окну и увидел кровавые капли на стекле, а на земле лужи крови и грязи, в которых плескались боровы и волки и другие подлые животные>>.

* * * <<… Опять я его спас, и не знаю сколько раз ещё спасу, но спасу я его для хищников. Всякий раз, как я обнимаю царя и матушку и девочек и царевича, я содрогаюсь от ужаса, будто я обнимаю мертвецов… И тогда я молюсь за этих людей, ибо на Руси они в этом более всех нуждаются. И я молю за всё семейство Романовых, потому что на них падает тень долгого затмения>>.

* * * <<… Прежде, чем тело моё станет пеплом, падёт священный орёл. А за ним падёт высший орёл. А затем падут все орлы, один за другим, и всем им отсекут головы. Последним падёт морской орёл. Их кровь будет выпита землёю. И из земли встанут три ростка, кои увянут ещё до того, как зацветут>>.

* * * <<… Я вижу стольких людей, огромные людские толпы и горы трупов. Среди них много великих князей и графов. И кровь их обагрит воды Невы… Не будет покоя живым, и не будет покоя мёртвым. Через три луны после моей смерти я снова увижу свет, и свет станет огнём. Вот тогда-то смерть будет вольно парить в небесах и падёт даже на правящее семейство. Пройдут 25 лет, и смерть снова станет парить в небесах… Пройдут ещё годы, и она снова станет парить в небесах. Первый полёт соберёт золото, второй полёт соберёт свинец, а третий полёт соберёт пшеницу>>.

* * * <<… Через пятнадцать лун после моей смерти, Пресвятую Богородицу снимут с алтарей, и хор семисот демонов запоёт новую песнь среди кровавых болот. Немного воды утечёт, пока в семье разразится бешеная драка. Крест будет сброшен в подпол, молоты будут бить по алтарям и огонь пожирать церкви… Так начнётся охота на змея. Но ястреб вручит меч туче, которая поразит змея в третью луну. Ястреб затем разозлится на червей, да и погибнет… Когда хлев будет полон волов, распахнутся двери, и тогда прощай, Святая, прощай, Святая Святых. Произойдёт это во время солнечное… Крест тогда будет осквернён, и настанет день, когда не будет хватать земли для погребения мёртвых… Но империя простоит недолго. Когда солнце разразится, не будет более ни травинки на волжских обрывах. Лишь после великого опустошения и огромных утрат вернётся Святой Крест в алтари. А змей и ястреб не будут более никогда страшны. Так в Святая, как и в Святая Святых вернётся великий муж, дабы вершить справедливость>>.

* * * <<… Поползут по дорогам Европы три голодные змеи. И там, где они пройдут, останется лишь пепел и дым. Их домом будет меч, а их законом — насилие. И от меча они погибнут, протащив человечество через пыль и кровь. Когда меч будет возвращён в ножны, будут новые законы и новые знамёна. Но и в законах будет зародыш насилия. И когда завершится это долгое время, три новые змеи поползут по дорогам Европы, но тогда на этой земле не будет расти уже ни травинки>>.