Красный маршал Григорий Котовский

Бессарабский Робин Гуд

Григорий Котовский одна из наиболее колоритных фигур Октябрьской революции. Необычайная смелость, отвага и разбойничья удаль создали легенды вокруг его имени.

Будущий вождь красной конницы родился в 1887 году в местечке Ганчешти Кишиневской губернии в семье дворянина. Семья Котовских была небогатой, отец служил на винокуренном заводе и на его небольшое жалованье содержалось пятеро детей. Когда Грише исполнилось два года, умерла его мать. Возможно, тяжелое детство во многом определило его сумбурную жизнь.

Григорий был нервным мальчиком-заикой. Его страстью были спорт и чтение. Спорт сделал из Котовского силача, а чтение приключенческих романов пустило жизнь по авантюрному пути. Из реального училища Григория исключили за вызывающее поведение. Отец отдал его в сельскохозяйственную школу, но сельское хозяйство не увлекло мальчика и после смерти отца Котовский стал практикантом в богатом бессарабском имении князя Кантактузино. Именно здесь и разыгралось первое действие драмы его жизни — в статного красавца-практиканта влюбилась молодая княгиня. О таком повороте событий узнал князь и под горячую руку замахнулся на Котовского арапником. Ненавидящий хозяина практикант бросился на него с кулаками. Ночью дворня связала Котовского, избила и вывезла в степь. В отместку Котовский убил помещика, поджег именье и бежал. Корабли к мирной жизни были сожжены дотла.

Скрываясь в лесах, Котовский подобрал двенадцать человек, пошедших с ним на разбой — это были и беглые каторжники и просто отчаянные головы. В самое короткое время банда Котовского навела ужас на всю Бессарабию. Газеты писали о Котовском точно так же, как Пушкин писал о Дубровском: «Грабительства одно другого замечательнее, следуют одно за другим. Начальник шайки славится умом, отважностью и каким-то великодушием…». Бессарабских помещиков охватила паника. Они подняли перед властями вопрос о принятии экстренных мер к поимке Котовского. Самые нервные бросали именья, переезжая в Кишинев, а Котовский был неуловим.

Арестованных за аграрные беспорядки крестьян полиция гнала в Кишиневскую тюрьму, но в лесу на отряд налетели котовцы, освободили пленных, никого из конвойных не тронули, в книге старшего конвойного осталась расписка «Освободил арестованных Григорий Котовский».

Под Кишиневом погорела деревня. Через несколько дней к дому крупного ростовщика подъехал элегантно одетый статный брюнет и представился: «Котовский». Начались истерики, просьбы не убивать. Но Котовский объясняет ростовщику- вы же слышали — сгорела деревня, надо бы помочь погорельцам, думаю, вы не откажитесь выдать мне немедленно тысячу рублей для передачи пострадавшим. Тысяча рублей была вручена Котовскому, а уходя, он оставил запись в альбоме барышни: «И дочь, и отец произвели очень милое впечатление. Котовский.» Котовский ценил находчивость и остроумие в других. В налете на квартиру директора банка Черкес он потребовал драгоценности. Госпожа Черкес, желая сохранить нитку уникального жемчуга, снимая ее с шеи, нарочно дернула так, что нитка порвалась и жемчуг рассыпался по полу. Расчет был верен Котовский наградил госпожу Черкес улыбкой и оставил ее жемчужины на ковре.

В Котовском была своеобразная смесь терроризма, уголовщины и любви к жизни — он страстно любил женщин, музыку, рысаков. В игре, которая каждую минуту могла стоить ему жизни, Котовского не оставляла ни удаль, ни юмор разбойника. Когда по Кишиневу прошел слух, что нападение на земскую больницу дело рук Котовского, последний лично явился к приставу Хаджи-Коли и указал на истинного виновника. Действительно, расследование, проведенное по указанию Котовского, раскрыло дело об ограблении больницы.

Дело поимки Котовского было усилено. Вместе с Хаджи-Коли им занялся помощник полицмейстера Зильберг. За указание следа Котовского объявили крупную награду. И, в конце-концов, через провокатора Гольдмана и Котовский, и его сподвижники были схвачены. В газетах появилась сенсация: «Котовский схвачен и заключен в Кишиневский замок!» Тюрьма, каторга, смертный приговор.