Тициан Вечелли

В 1508 году в художественной жизни Венеции произошло примечательное событие. Художник Джорджоне окончил росписи фасада Немецкого подворья (Фондако деи Тедески), поразившие современников свободой и совершенством живописной манеры, непривычными светскими сюжетами, глубиной и богатством красочного звучания, величавой обобщённостью языка. Эти фрески, вызвавшие столь живое восхищение венецианцев, принесли в город на лагуне дыхание новой эпохи — Высокого Возрождения. Но источники рассказывают, что знатоки особенно хвалили росписи не главного, а бокового фасада Фондако. И они с удивлением узнали, что их автором был не Джорджоне, а его совсем юный помощник Тициан Вечелли из Кадоре. Так впервые прозвучало в Венеции имя, которое составило эпоху в искусстве Италии.

Его творческая жизнь охватывает почти три четверти трагического и бурного шестнадцатого столетия. Тициану довелось увидеть Италию и в годы наивысшего подъёма её духовных сил, и в годы глубокого кризиса всей культуры Возрождения.

Тициан не был уроженцем Венеции. Его родиной был маленький городок Пьеве ди Кадоре, затерявшийся среди крутых пиков живописных и суровых Доломитовых Альп на самом севере венецианских владений. Точно не известен даже год его рождения. Вероятно, художник родился около 1488−1490 годов. Семья Вечелли была одной из самых старинных и известных в городе. Представители семьи Вечелли из поколения в поколение занимали видные посты в городском магистрате и были преданы Венецианской республике.

Тициан и его брат Франческо уже в детстве получили широкое образование. А в 9−10 лет родители отправили их в Венецию учится живописи. Тициан очутился в атмосфере сложной и блестящей культуры, большого искусства.

Венеция, с которой оказалась связана вся долгая жизнь Тициана, была центром яркой и своеобразной культуры. Богатейшая и могущественная венецианская республика вступила в эпоху Возрождения позже, чем ведущие центры итальянской культуры. В Венецию возрождение пришло стихийно без резкого переворота в культуре, без теоретического обоснования нового мировоззрения.

Первым учителем Тициана был мозаист Себастьяно Дольче. Затем он учился у братьев Беллини. В 1507 году Тициан поступил в мастерскую Джорджоне.

Самая ранняя картина Тициана — «Бегство в Египет» (около 1507 года). За годы совместной работы с Джорджоне Тициан приобщился к обобщённому и мягкому языку Высокого Возрождения, его образы окончательно утратили застылость, приобрели тонкую, поэтическую одухотворённость, мягче стала красочная гамма.

Очень важным этапом формирования творческой личности Тициана было его пребывание в Падуе. Тициан переехал в 1511 году в этот ближайший к Венеции город на материке, спасаясь от эпидемии чумы. Падуя раскрыла перед Тицианом новый мир искусства. Фрески Джотто, росписи Мантеньи приобщили Тициана к «большому стилю» раннего Возрождения, к лаконической собранности языка великих монументалистов 14−15 веков, всему грандиозному духу их искусства, полного героической значительности.

В декабре 1511 года он закончил в Падуе три фрески в помещении братства св. Антония. Вышедший из школы, где традиции монументальной живописи были развиты мало, Тициан предстаёт перед нами как настоящий монументалист. Всё в его фресках приобретает особую весомость, собранность, значительность. Композиции строятся на крупных, обобщённых массах, фигуры героев придвигаются вплотную к зрителю, вырисовываются на фоне пейзажа лаконичными, монументальными силуэтами. Эта монументальная обобщённость языка сочетается с чисто венецианской мягкостью цветовых сочетаний, придающий тицианским фрескам особую свежесть и привлекательность. Но, если в те же годы Рафаэль и Микеланджело воплощают в своих фресках некий синтез действительности, Тициан переносит действие религиозной легенды в современность, создавая своеобразные исторические картины.