Томас Джефферсон: третий президент США

Глава I.

Томас Джефферсон — политический деятель.

Томас Джефферсон — одна из наиболее противоречивых и спорных фигур среди «отцов — основателей» США. В глазах европейцев он вместе с Бенжамином Франклином принадлежал к самым образованным американцам того времени. Джефферсон был родоначальником демократической идейно — политической традиции в США. Вместе с тем он вполне ладил с крупными плантаторами-рабовладельцами, к которым принадлежал и сам. Будучи в оппозиции к федералистам в 90-х годах XVIII, он беспощадно критиковал Гамильтона, приобрёл славу лидера «якобитской партии», но, став президентом в 1801 г., примиренчески заявил: «Все мы федералисты, все мы республиканцы» , — и усвоил многие из федералистских начинаний. Идеалы и дела Джефферсона — само противоречие.

Глава II.

Между мечтой и реальностью.

То формирует духовный облик и жизненный путь личности: семья? воспитание и окружение? образование и наставники? социальные условия и эпоха. Джефферсон мыслил, а подчас и поступал вопреки интересам плантаторской верхушки. Что повлияло на его позицию?

Молодой виргинский плантатор Томас Джефферсон выдвинулся в число лидеров патриотического движения за четыре-пять лет до провозглашения независимости. В 1774 г. он опубликовал анонимно — но об авторстве его было хорошо известно — блестящий памфлет «Общий обзор прав Британской Америки». О Джефферсоне узнали в других колониях. Он был избран делегатом I, а затем и II Континентального конгресса. В июне 1776 г. 33-летнему виргинцу поручили составление Декларации независимости. Огромная популярность Декларации независимости способствовала закреплению славы духовного вождя революции. Но о такой славе грезили и другие «отцы — основатели». Молодой, энергичный, он воплощал юность революции и американской нации. Да, декларацию мог писать только он: это был его, а не Адамса и не Франклина звёздный час. Декларация независимости свидетельствовала о широкой начитанности, смелой мысли и блестящих способностей Джефферсона. На языке высокой и вместе с тем доступной простому люду прозы он лаконично изложил революционное кредо Просвещения: «Мы считаем самоочевидными следующие истины: все люди сотворены равными и все они наделены правами, к которым принадлежит жизнь, свобода и стремление к счастью…» Ещё в своём первом обращении к патриотам — «Общем обзоре прав Британской Америки», Джефферсон выносил на их рассмотрение новую тему — демократические преобразования в Северной Америке. Он принимает сторону неимущих и малоимущих в центральном для исторических судеб вопросе — аграрном. Аграрная мечта Джефферсона приобретает более конкретные черты с началом революции. В 1776 г. он предлагает виргинской ассамблее проект конституции штата, согласно которому все незанятые земли становятся общественным достоянием и используются исключительно для бесплатного наделения каждого неимущего участком в 50 акров. Выступая за устранение контрастов во владении земельной собственностью и её прогрессивным налогообложением, Джефферсон никогда не определял, каким должен быть её максимум. Не был он и сторонником радикального уравнительства: «Я сознаю, что равное распределение собственности неосуществимо».

Предложения Джефферсона серьёзно ущемляли интересы рабовладельцев: блокировали им доступ к свободным западным землям, о которых они грезили во сне и наяву. Здесь уместно возвратится к вопросу начала главы: что оформило элитарное мышление Джефферсона, что побудило его пренебречь интересами своего класса и создать программу будущего фермерской Америки? В его мировоззрении отразились и воплотились противоречившая американская реальность и та удивительная историческая эпоха, в которую он жил, — эпоха, заслужившая название Века Просвещения, Века Разума, Века Революций.