"Век золотой" Екатерины

«Век золотой» Екатерины

План:

1. «Сон в летнюю ночь» Петр III. Переворот.

2. Философ на троне. Просвещенный абсолютизм.

3. «Гром победы раздавайся». Внешняя политика.

4. Новые черты в культуре.

1. «Сон в летнюю ночь»

Взойдя на престол путем переворота 25 ноября 1741 г., Елизавета Петровна не чувствовала себя на нем достаточно прочно. Секретарь французского посольства в Петербурге Рюльер свидетельствовал, что «она никогда не полагалась на безопасность носимой ею короны». Императрица не забывала о законном российском государе Иоанне YI — главной причине своих страхов, хотя и не собиралась нарушать обета сохранить ему жизнь. Чтобы упрочить собственные позиции и положить конец притязаниям сторонников брауншвейского семейства, Елизавета Петровна уже 28 ноября 1741 г. поспешила провозгласить сына голштейн-готторпского герцога Карла Фридриха и Анны Петровны, дочери Петра Великого Карла- Петера- Ульриха наследником российского престола.

5 февраля 1742 г. 14-летний кильский принц был привезен в Петербург, крещен по православному обряду и уже официально объявлен наследником российской короны великим князем Петром Федоровичем.

Небезынтересен и тот факт, что если по материнской линии нареченный Петр Федорович приходился родным внуком Петру Великому, то по линии отца — внучатым племянником шведскому королю Карлу XII. Два противника, таким образом, примирились в потомке.

При известных обстоятельствах Карл-Петер мог претендовать и на шведский престол. Но когда в ноябре 1742 г. в Петербурге появилась делегация из Стокгольма, чтобы уведомить об избрании Карла-Петера наследником шведской короны, ее ждало разочарование — человека с таким именем более не существовало.

Еще будучи в Голштинии слабый физически и нравственно, Петр Федорович был воспитан гофмаршалом Брюмером, который был скорее солдат, чем педагог, «более конюх, чем воспитатель» (по словам С. Платонова). Молодого принца учили много, но так неумело, что он получил полное отвращение к наукам: латынь, например, ему надоела так, что позднее в Петербурге он запретил помещать латинские книги в свою библиотеку. Учили его к тому же, готовя главным образом к занятию шведского престола, и, следовательно, воспитывали в духе лютеранской религии и шведского патриотизма — а последний в то время выражался, между прочим, в ненависти к России.

Чтобы исправить положение в Петербурге к будущему императору были срочно приставлены опытные учителя, а обязанности воспитателя Елизавета Петровна возложила на академика Штелина. Отмечая способности и превосходную память Петра, Штелин позднее вспоминал, что гуманитарные науки наследника особенно не интересовали, а любимейшими предметами были фортификация и артиллерийское дело. И хотя, по словам Штелина, уже к концу 1743 г. Петр твердо знал основания русской истории и мог перечислить всех государей России от Рюрика до Петра Великого, новый воспитатель не смог внушить ему любви к его новому отечеству, где он всегда чувствовал себя чужим.

В феврале 1745 г. Петру Федоровичу исполнилось 17 лет, а 25 августа того же года наследник русского престола вступил в брак с 16-летней ангальт — цербтской принцессой Софьей Фридерикой Августой, нареченной в православии Екатериной Алексеевной. Главную роль при заключении этого брака играл политический расчет: с одной стороны Елизавета полагала, что захудалая немецкая принцесса не доставит ей в будущем особых неприятностей (а потому отвергла других претенденток, в частности дочерей польского и французского королей). с другой, за Софью Фредерику усиленно хлопотал прусский король Фридрих II, считая, что она «более всех годилась для России и соответствовала прусским интересам». Сама Екатерина Алексеевна прекрасно осознавала, что ей нужен не Петр (который, кстати, приходился ей троюродным братом), а императорская корона. Позднее она писала о своем состоянии перед свадьбой: «Сердце не предвещало мне счастья; одно честолюбие меня поддерживало».