Неопозитивизм начала XX века: историческая концепция П.Н. Милюкова

Неопозитивизм начала XX века: историческая концепция П. Н. Милюкова

Жизнь Павла Николаевича Милюкова, особенно зрелая ее пора, была целиком поглощена политикой. Он являлся основателем и неизменным лидером партии кадетов, владевшим политикой как искусством. В истории России ему принадлежит особая роль создателя и проводника идей парламентаризма и конституционализма. Он боролся с самодержавием за установление в России конституционной монархии, после Февральской революции признал правомочность демократической парламентской республики. Но он был противником революционной борьбы как средства преобразований и противником Советской власти. Как член Временного правительства и министр иностранных дел он активно участвовал в строительстве конституционного строя в России. В эмиграции Милюков выступил сторонником «новой тактики» борьбы с Советской Россией, соотнесенной с новыми условиями политической борьбы.

Однако этим не исчерпывалась его жизнедеятельность. Историк по образованию, он являлся одновременно и создателем крупных исторических трудов. Со второй половины 80-х годов до 1900-х годов Милюков читал лекции по русской истории и историографии в Московском и Софийском университетах и написал важнейшие свои труды. Став лидером кадетской партии он практически прекратил заниматься серьезными историческими исследованиями. Лишь в эмиграции Милюков вновь занялся историей. В России были популярны такие его работы, как «Государственное хозяйство России в первой четверти X V I I I столетия и реформа Петра Великого» (1892), «Главные течения русской исторической мысли» (1896) и особенно «Очерки по истории русской культуры» (1896−1903), «История второй русской революции» (1919) и позже, в эмигрантский период, книги «Россия на переломе» (1927), «Воспоминания» (1955) и др.

Историческая концепция Милюкова развивалась на основе, во взаимодействии, взаимосвязи и в противоречии с различными теоретико-методологическими и научно-историческими теориями как отечественной, так и зарубежной науки. Источники воздействия на исторические построения Милюкова были разнообразны.

Непосредственным и значительным было влияние учителя Милюкова В. О. Ключевского, для которого основополагающее значение имела проблема самобытности и общности истории России с европейским историческим процессом, общих закономерностей, рассмотрения всяких «местных историй» в касестве источника «общего культурного движения человечества». Ученикам и последователям Ключевского, в числе которых был и Милюков, созвучны были идеи изучения политической и социальной истории в зависимости от экономических, социальных, географическо-экономических и этнографических условий, от признания «колонизации» «основным фактом русской истории».

Сложнее было отношение Милюкова к Соловьеву. Его глубоко интересовали основы концепции русской истории юридической (государственной) школы в историографии, основоположником которой выступвл Соловьев. Милюков признавал большую заслугу Соловьева, отказавшегося от докарамзинского и карамзинского деления истории России по внешним признакам: удельный период, монголы. Идею Соловьева об органическом происхождении государственных форм из патриархально-родовых Милюков считал огромным завоеванием научной исторической мысли. Русский исторический процесс в его органическом и закономерном происхождении, внимании к географическому и этнографическому факторам, колонизационным процессам составлял, по Милюкову, неоспоримое достоинство исторической теории Соловьева. Недостатки Соловьева, по мысли Милюкова, состояли в недооценке самобытных, специфических черт русского исторического процесса.

Своими учителями Милюков считал О. Конта и Г. Спенсера и признавал их огромные научные заслуги в создании позитивистской философии и социологии. Это не исключало и критического осмысления их взглядов. Главной ошибкой Конта Милюков считал построение учения о стадиях человеческого прогресса по всемирно-историческому принципу. Достижением позитивистской социологии, и в частности Спенсера, Милюков видел в представлении о «единообразном ходе национальных историй» и в признании аналогии жизнедеятельности животного и социального организмов. Недостатком системы Спенсера Милюков считал ее описательность, построение социологии на закономерностях физиологии, недооценку генетических связей.

Милюков считал, что существует общность хода исторического процесса как в целом, так и в развитии его отдельных факторов. В основе всех национальных историй он признавал «общие социологические законы» и в «бесконечном разнообразии национальных существований» — сходные и общие всем им «элементы социального развития».