Развитие капиталистических отношений в России XVII-XVIII веков

ПЛАН

Введение

1. Основные вопросы и историография

2. Развитие мануфактур

3. Процесс первоначального накопления и становления всероссийского рынка

4. Развитие мелкого промышленного производства

5. Развитие внутренней и внешней торговли

Заключение

Список литературы

ВВЕДЕНИЕ

Проблема перехода России от феодальной формации к капиталистической сложна и многопланова. Классический феодализм западноевропейских стран ни в кой мере нельзя сравнивать с феодализмом российским, т.к. его формирование происходило при господстве крепостнической системы, тогда как «к западу от Эльбы» капиталистический способ производства утвердился в то время, когда было «уже давно уничтожено крепостное право». Характер перехода к капитализму в России был также обусловлен многообразием естественно-географических и социально-экономических условий огромной империи. Замена феодально-крепостнических отношений капиталистическими осложнялась многоукладностью российской экономики, наличием территории с дофеодальными и феодально-патриархальными отношениями. Вопрос о начале формирования капиталистического уклада и разложения феодализма был предметом дискуссий, ему посвящались отдельные стати, освящался он и в монографиях. Затяжной характер дискуссии, неразрешенной и по сей день, свидетельствует об исключительной сложности проблемы, о различном методологическом подходе к интерпретации известных в литературе фактов. При изучении России периода позднего феодализма преимущественное внимание уделялось возникновению мануфактурной промышленности и формированию рабочего класса, складыванию всероссийского рынка, методам первоначального накопления. Параллельно исследовался аграрный вопрос, и, прежде всего, рост крупного феодального землевладения, оформление и усиление крепостничества. Отличительной чертой исследований этих вопросов являлось их подчинение одной главенствующей проблеме — проблема генезиса капитализма. В научной литературе, при всех расхождениях, XVII — XVIII века относились к периоду позднего феодализма, когда происходило возникновение и развитие капиталистических отношений.

ОСНОВНЫЕ ВОПРОСЫ И ИСТОРИОГРАФИЯ

Если ограничится суммарной характеристикой точек зрения, то существующие взгляды на проблему разложения феодализма и развития капитализма можно разбить на две группы. Одни авторы относят зарождение капиталистических отношений и разложение феодализма к началу XVIIв. и даже к XVIв., другие к середине или второй половине XVIIIв. С теоретическим обоснованием концепции о начале капиталистического развития России с XVIв. выступает академик С. Г. Струмилин. Он выдвигает на первый план господство мелкого потребительского производства, «в котором собственность на средства производства сохраняется еще за непосредственными производителями, а эксплуатация труда в форме изъятия феодальной ренты осуществляется методом внеэкономического принуждения». Говоря о наиболее существенных признаках капитализма, С. Г. Струмилин выявляет первым и главным из них превращение товарного производства в общую форму производства. Приобретение рабочей силой человека товарной формы, по его мнению, является «следствием ликвидации натуральных производственных отношений феодального хозяйства». Внедрение товарно-денежных отношений в феодальное хозяйство расценивается как начальный момент в развитии капиталистических отношений. Поскольку, согласно наблюдению многих исследователей, в конце XV—XVI вв. отмечается заметное оживление товарно-денежных отношений, то С. Г. Струмилин считает это время переходным моментом от восходящей к нисходящей стадии феодализма, начальным шагом капиталистического развития. 1 Важный этап в изучении генезиса капитализма в России связан с трудами акад. Н. М. Дружинина. В генезисе капитализма Н. М. Дружинин различает три этапа: 1) зачатки капиталистической формации, т. е. отдельные спорадические явления нового, 2) капиталистический уклад, т. е. сложившуюся сумму капиталистических элементов, которые разлагают старую формацию, и, наконец, 3) победившую и господствующую капиталистическую формацию, в которой сохраняются пережитки старого строя". Начало капиталистического развития России Дружинин относит к XVIIв. По его мнению, первые ростки капиталистических отношений возникли в условиях, когда разложение феодальной системы замедлялось ее распространением на новые территории. Отсюда заторможенность процесса первоначального накопления, взаимодействие старых и новых производственных отношений. 1 Интересен тезис об одновременном развитии по восходящей линии капитализма и феодализма был высказан Е. И. Заозерской. Переходный период, начинающийся, по ее мнению, не позднее второй трети XVIIв. соединяет две различные линии развития: господство феодальных отношений с возникновением внутри них «буржуазных связей». Первый этап капиталистических отношений развивается в форме товарного производства. Характерный чертой этого этапа (конец 20-х — 30-х годов XVIIв. — начало XVIIIв.) является рост простого товарного производства в капиталистическое — в разных сферах производства начинает использоваться наемный труд. Т. о. стадии развития капитализма, по мнению Е. И. Заозерской, последовательно сменяют одна другую в соответствующие отрезки времени. 1 При разработке проблемы генезиса капитализма основное внимание привлекло изучение промышленности, т.к. в этой сфере экономики раньше всего зарождаются элементы будущей капиталистической системы. Дискуссия по этому вопросу началась в 30-х годах. Позже группа ученых во главе с Н. Л. Рубинштейном доказывала, что 40 — 50-ые годы XVIIIв. являлись переходным моментом в социально-экономическом развитии России. С этого времени наблюдалось быстрое увеличение количества мануфактур, появлялись специализированные промышленные районы, менялся социальный состав предпринимателей и способы обеспечения мануфактур рабочей силой. Некоторые ученые доказывали, что эти изменения правильней относить к 1-ой четверти XVIIIв. и что уже в это время наряду с крепостной мануфактурой существует мануфактура капиталистическая и этот второй тип, несмотря на неблагоприятные условия, создававшиеся крепостным строем, превалировал над первым. С. Г. Струмилин, относивший начало генезиса капитализма к XVIв, настаивал на капиталистическом характере всех мануфактур вообще. Основанием для такого заключения он считал схожесть технической базы мануфактур различного типа. Другие напротив считали, что на протяжении всего XVIIIв. русская мануфактура в основном оставалась крепостной, и что действительное изменение ее социальной структуры началось за пределами этого столетия. 1

Проблема генезиса капитализма остро встала в дискуссии о периодизации истории России. Круг обсуждаемых вопросов был теперь значительно расширен: речь шла не только о мануфактуре, но и о мелкотоварном производстве как ее базе, о складывании всероссийского рынка, формирования классов буржуазии и наемных рабочих, росте городов. «В ходе дискуссии обнаружились существенные расхождения в понимании процесса становления капиталистического производства и соотношение его с эволюцией феодальных отношений на позднем этапе их существования, в определении ведущих факторов исторического развития в новый период русской истории.» 2

Вопрос о товарном производстве выявил расхождения, касающиеся роли и места товарного производства и товарного обмена в докапиталистическую эпоху. В докладе Л. В. Даниловой и В. Т. Пашуто, посвященном средневековой Руси, отмечалась подчиненная, обслуживающая роль товарного производства при феодализме. Отстаивалось положение о том, что становление феодального города как социально-экономического центра непременно предполагает определенный уровень развития товарного производства, и что наступление нового периода русской истории означало активизацию, но не начало процесса перерастания ремесла в мелкое товарное производство. Однако следует учесть, что некоторые специалисты по позднефеодальному периоду связывали процесс перерастания ремесла в мелкотоварное производство и появление товарно-денежных отношений в деревне с началом процесса генезиса капитализма.

В 1954 г. М. В. Нечкина выступила с дискуссионным докладом на тему «о двух основных стадиях развития феодальной формации (к постановке вопроса) ». В докладе обосновывался тезис о 2-х периодах в истории феодализма: «восходящем» (когда производственные отношения соответствуют характеру производственных сил) и «нисходящем» (когда производственные отношения становятся сначала тормозом, а затем оковами производственных сил). Первая стадия развития феодализма в России отнесена ко времени с IX и до рубежа XVI—XVII вв., вторая к периоду с XVIв. по 1861 г. Нечкина обращала внимание на взаимосвязь процессов генезиса капитализма и разложения феодализма, на тормозящее воздействие клонившихся к упадку, но еще господствующих феодальных отношений. В решении вопроса о начальной хронологической грани процесса становления капиталистических отношений выступление Нечкиной способствовало укреплению позиций сторонников раннего генезиса капитализма в России.

В дискуссиях начала 50-х и в последующие годы был поставлен вопрос о времени и формах первоначального накопления. Большая группа специалистов в области истории России связывала этот процесс с наступлением нового периода русской истории. Другие ученые акцентировали свое внимание на факте замедленности процесса первоначального накопления в России. Они отмечали, что рост товарного производства и предпринимательства в России, стимулированный не только внутренними процессами общественного разделения труда, но и воздействием западноевропейского капитализма, опережал расширение рынка рабочей силы, сдерживаемого усиливавшимся крепостничеством.

С конца 50-х стала складываться концепция, согласно которой в XVII—XVIII вв. наблюдалась единая линия исторического развития, определяемая процессом генезиса капитализма, затронувшим не только город, но и не в меньшей мере и деревню. Уже в это время, по их наблюдениям, дифференциация внутри крестьянства достигла такой степени, когда на одном полюсе постепенно начинала складываться прослойка людей неимущих, потерявших средства производства, а на другом — зажиточная торгово-предпринимательская верхушка, обладавшая значительными денежными средствами и использующая наемный труд, т. е. происходил процесс буржуазного расслоения. 1 Однако новая концепция встретила и серьезные возражения, с которыми выступил И. Д. Ковальченко, В. К. Яцунский и другие. Принимая XVIIв. в качестве начального рубежа генезиса капитализма, Ковальченко обосновывал тезис о том, что капиталистическому расслоению предшествует расслоение мелкотоварное, основой которого является товаризация крестьянского хозяйства. Исходными пунктами его теоретических построений являются положения о единстве закономерностей процесса генезиса капитализма в городе и в деревне, обусловленности начального буржуазного расслоения крестьянства с наступлением мануфактурного периода, приходящегося в России на последнюю треть XVIIIв., а также выделение особого конкретно-исторического этапа в становлении капитализма, связанного с ростом мелкотоварного производства.

Еще более решительным критическим настроением отличалось утверждение Яцунского, что до реформы 1861 г. капиталистические отношения проявлялись лишь в виде слабых ростков. Подчиненность мелкотоварного уклада господствующему феодальному способу производства исключает, по его мнению, целесообразность выделения особого мелкотоварного типа и, соответственно, исторического этапа расслоения феодального крестьянства. 1

Центральной темой научной полемики 40 — 60-х годов по проблемам социально-экономического развития России XVII—XVIII вв. являлось обсуждение вопроса о содержании и направлении исторического процесса в период позднего феодализма. Основные противоречия между специалистами относились к решению вопроса о характере буржуазных связей, вырастающих на почве складывания всероссийского рынка. Большинство специалистов, расходясь между собой в определении временных рамок и этапов формирования всероссийского рынка, считали, что буржуазные связи охватывали лишь сферу обмена и что в XVII—XVIII вв. национальный рынок базировался на мелкотоварном производстве и торговом капитале. Однако такая трактовка не стала общепринятой. Многие историки настаивали на зарождении капиталистического производства как основе возникновения всероссийского рынка. По мнению этих ученых в XVIIв. начинается постепенное перерастание простого товарного хозяйства в капиталистическое.

Проблема перехода России от феодализма к капитализму в 1965 г. стала предметом общесоюзной дискуссии. В ходе нее друг другу противостояли две четко оформленные концепции. В основе одной из них лежало представление о XVIIв. и большей части XVIIIв. как времени поступательного развития феодальной формации, что нашло выражение в огромном росте на протяжении этого периода крупного феодального землевладения, увеличении льгот и привилегий дворянского сословия, усилении крепостнической зависимости и эксплуатации, утверждении абсолютизма как диктатуры крепостников-помещиков. Появившиеся начиная с XVIIв. отдельные элементы капитализма и так называемые новые явления, по мнению приверженцев этой концепции, занимали еще подчиненное положение в господствующей феодально-крепостнической системе, бесспорно, влияли на нее, но до возникновения капиталистического уклада не были достаточно сильны и устойчивы, чтобы ее подорвать. О разложении феодализма можно говорить лишь применительно к последней трети XVIIIв. вплоть до этого времени основная направленность исторического процесса определялась поступательным движением феодализма. 1 С позиции противостоящей концепции вступление России «примерно с XVII века», ознаменовалось появлением зачатков капиталистических отношений в сфере производства, что и стало основой формирования всероссийского рынка. Именно новое явление — развитие мелкотоварного производства и товарно-денежных отношений, найма рабочей силы, отходничества и т. д. определяли русский исторический процесс в новый период.

РАЗВИТИЕ МАНУФАКТУР

Наряду с семейной кооперацией, существовавшей и раньше, в ряде производств, развивались другие формы кооперации. Среди них можно выделить две формы. Первая в наиболее чистом виде выражает собой ростки буржуазных отношений — это кооперация, во главе которой стоит предприниматель (нередко купец), использующий труд наемных работников и поставляющий продукцию на рынок (или по подрядам в казну). Вторая представлена предприятиями, где ведется совместное дело группы лиц на паевых, складнических началах. Каждый член такой кооперации является (во всяком случае формально) самостоятельным мелким товаропроизводителем, их объединяет сбыт продукции, осуществляемый или доверенным лицом, или каждым членом артели по очереди. Также данная форма кооперации может сочетаться с частичным привлечением сторонней рабочей силы. 1 С социально-экономической точки зрения самым сложным является вопрос о разделении расширенной кооперации с неустойчивыми или слабо выраженными признаками внутрипроизводственного разделения труда и небольших мануфактурных предприятиях. Не удивительно что «разграничение этих видов производств крайне затруднительно, что естественно в условиях начальной стадии генезиса капитализма, можно утверждать, что немалые категории промышленных заведений в XVIIв. находились на пути перерастания в мануфактуры.» С неизбежностью возникает вопрос об отношении крупного производства (в данном случае мануфактурного) к феодально-крепостнической системе. Предпочтительна точка зрения, что мануфактура по сути своих производительных сил противоречит феодальному способу производства. Феодальный строй может оказать сильное воздействие на комплектование рабочей силы, организацию труда, на сбыт и иные стороны деятельности мануфактуры. Но изменить ее природу он не в состоянии. Несмотря на социальную деформацию, мануфактура была и оставалась элементом складывающейся буржуазной системы хозяйства. Необходимо выявить и специфические черты русского варианта мануфактур. Как известно, мануфактура не означает полного отрыва работника от земли и собственно хозяйства вообще. Этот момент особенно характерен для России, где основным резервом рабочей силы была крепостная деревня.

Становление мануфактуры в России было закономерным, жизнестойким, исторически обусловленным процессом. Этому не противоречат факты краха или недолговечности немалого числа предприятий. Преемственность самой мануфактурной формы промышленности вряд ли может вызвать сомнения. Значительные сдвиги в развитии отечественной промышленности XVIIв. имели под собой реальную форму.

Следует упомянуть, что есть мнения, согласно которым в это время мануфактура — явление неустойчивое, спорадическое, к тому же она еще слабо связана с рынком, обслуживая в преимущественно нужды казны и дворцового ведомства. Другая точка зрения сводится к тому, что в XVIIв. идет необратимый процесс становления мануфактурной формы производства, приобретающий впоследствии более отчетливое выражение. Тем самым к этому столетию относится генезис капиталистических отношений. Есть все основания датировать начало мануфактурной стадии капитализма в России именно XVIIв. 1 В XVII — пер. четверти XVIIIв. крупные предприятия возникают почти во всех важнейших сферах промышленности. Развитие мануфактур происходило в тех самых районах, где наиболее было распространено мелкое товарное производство соответствующих изделий. Показательна группа тульско-каширских металлургических и железоделательных заводов, первый из которых построен в 1637 г. А. Виниусом, возникшая в старинном районе мелкой металлургии. Разумеется, не следует абсолютизировать роль мелкого товарного производства в качестве безусловной и повсеместной предпосылки мануфактуры. Известно, что металлургия Южной Сибири, в Алтайском горном округе, а также близ Нерчинска не имела связи с местным рудным промыслом. В Восточной Сибири чугуноплавильная и железоделательная мануфактура также возникла впервые с приходом русских. Некоторые виды промышленности по сути своей возникали сразу на мануфактурной основе, такие как книгопечатание, писчебумажное дело и другое. 2 Отсутствие научно обоснованной статистики в XVIIв. лишае нас возможности привести достаточно точные цифровые данные о числе мануфактурных предприятий (имеется в виду централизованные мануфактуры). Для XVIIв. в литературе называется 20 — 30 мануфактур, но это заниженная цифра. По-видимому, можно говорит не менее чем о 65 мануфактурах. 3 Затруднительность выявления достоверных сведений о количестве мануфактур усугубляется тем, что источники далеко не всегда дают исчерпывающие сведения о предприятиях, вследствие чего возникают сомнения о правомерности отнесения некоторых из них к мануфактурам.

Итак, изменение русской мануфактуры вряд ли может квалифицироваться как «феодализация». Можно говорить о воздействии феодальной системы на мануфактуру, о существовании смешанных социально-экономических признаков, но не более. Мануфактура со всеми ее противоречиями и наслоениями эпохи «являла собой уклад капиталистического общества в недрах феодализма.»

ПРОЦЕСС ПЕРВОНАЧАЛЬНОГО НАКОПЛЕНИЯ КАПИТАЛА И СТАНОВЛЕНИЯ ВСЕРОССИЙСКОГО РЫНКА

Необходимой предпосылкой для зарождения капиталистического строя является достаточно широкое развитие товарного производства и обмена, которые служат базой для образования денежных богатств и для социального расслоения города и деревни. Возникновению системы капиталистической эксплуатации должен предшествовать процесс первоначального накопления, который слагается из двух основных моментов: превращение мелкого собственника в свободного, но лишенного средств производств пролетария и появления обладателя денежных средств, которые могут быть затрачены на покупку рабочей силы.

Уже в XVIв. русское государство было покрыто широкой сетью торжков и ярмарок, на которых сбывались разнообразные продукты промышленности и сельского хозяйства, начиная от хлеба и скота, кончая изделиями мелкой промышленности. В XVIIв. на основе развившегося товарного производства стали складываться национальные торговые связи происходила концентрация местных изолированных рынков в единый всероссийский рынок. При этом росла не только внутренняя, но внешняя торговля.

Развитие товарно-денежных отношений повлияло на усиление социального расслоения в городе и деревне. Среди посадских ремесленников образовались, с одной стороны, группа зажиточных товаропроизводителей, которые становились скупщиками или хозяевами крупных мастерских, с другой стороны — значительная прослойка неимущих, потерявших возможность вести самостоятельное производство. Такое же явление наблюдалось среди сельского населения, которое насчитывало немало обедневших и разорившихся хозяев, в противоположность зажиточным крестьянам, выступавшим в качестве арендаторов и торговцев. Городской посад и деревня выделялись из своей среды «отходников», которые не могли прокормиться на месте и отправлялись в поисках заработка за сотни верст от родного дома. Во второй половине XVIIв. на средней и нижней Волге в летнее время собирались маломочные посадские люди из Нижнего Новгорода, Симбирска, Москвы, Ростова и других городов. По мнению некоторых исследователей, таких «гулящих людей», продававших свою рабочую силу, ежегодно насчитывалось не менее 25 000 человек. 1 На другом полюсе русского общества сосредотачивались обладатели крупного капитала, нажившие богатства путем неэквивалентного обмена — торговцы солью, драгоценной сибирской пушниной, новгородским и псковским льном. Так обозначился в XVIIв. процесс первоначального накопления капитала — этой необходимой предпосылки всякого капиталистического производства.

Однако в условиях крепостного Московского государства процессы денежного накопления и лишения производителей средств производства протекали своеобразно и замедленно, отличаясь от темпов и форм первоначального накопления в передовых западноевропейских странах. Русское государство XVI—XVII вв. не располагало условиями для своего хозяйственного развития: его торговля и промышленность не достигли уровня, который мог обеспечить постепенную ликвидацию личной зависимости крестьянина; удаленное от западных и южных морей, оно не могло наладить самостоятельной и активной морской торговли; пушные богатства Сибири не могли конкурировать с неисчерпаемыми ценностями американских и южно-азиатских колоний. Россия получила в XVIIв. значение сырьевого рынка, поставщика сельскохозяйственных продуктов экономически более развитых стран. К этим внешним условиям, замедлявшим его масштабы, присоединялось еще одно, отличавшее Россию от всех остальных европейских стран: Англия, Франция и другие государства имели замкнутую территорию метрополии, достаточно заселенную и хозяйственно освоенную к началу капиталистического периода; иное положение занимала восточноевропейская равнина с ее «диким полем» на южной окраине и обширными неиспользованными пространствами на востоке. Огромные земельные резервы, сравнительно легко доступные переселенцам, манившие их плодородием почвы и мягкостью климата, способствовали постепенному разрежению населения в историческом центре, смягчая этим остроту его классовых противоречий, распространяя феодальные отношения на новые незанятые территории. Продвижение на юг и восток, в результате крестьянской, помещичьей и правительственной колонизации, растянулось на несколько столетий и являлось дополнительным фактором, который осложнил и замедлил процесс пролетаризации мелких производителей. 1 В России рост товарного производства и неразрывно связанного с ним промышленного и сельскохозяйственного предпринимательства долгое время опережал расширение рынка рабочей силы. В этом состояла одна из особенностей первоначального накопления в России, в отличие от стран Западной Европы, где к началу мануфактурного периода уже существовал более или менее широкий рынок наемной рабочей силы. Заинтересованные в прибыли помещики и купцы старались восполнить недостаток свободной рабочей силы применением феодально-зависимого, крепостного труда. Нехватка рабочих рук заставляла эксплуататорские классы добиваться еще большего усиления личной зависимости непосредственного производителя. Развитие помещичьего предпринимательства повлекло за собой усиление денежной ренты на севере и барщинной эксплуатации на юге. Россия оказалась в положении страны, которая была вовлечена в мировой капиталистический оборот и начала приобщаться к капиталистическому производству, не успев изжить феодального ведения хозяйства. Результатом такого двойственного положения было не только взаимное переплетение старых и новых производственных отношений, но в какой-то мере — одновременное развитие тех и других.

Эта своеобразная социально-экономическая обстановка сложилась в результате напряженной борьбы классовых интересов. Крестьянство ответило на ухудшение своего положения массовыми побегами, затем крестьянской войной Болотникова, и, наконец, движением Степана Разина. В 40−60 гг. XVIIв. поднялись неимущие и разоренные элементы посадского населения, сыгравшие наиболее активную роль в городских восстаниях этого времени.