Россия на рубеже 19-20 вв.

В конце XIX — начале XX в. мировое общество вступило в новую фазу своего развития. Капитализм стал основной мировой системой, достигнув в передовых странах империалистической стадии. Основными ее чертами были: 1) монополии, возникающие на основе высокой концентрации производства и капиталов и захватившие господствующее позиции в экономике; 2) сращивание промышленности с банками и образование финансового капитала, мощной финансовой олигархии; 3) наряду с вывозом товаров приобрел широкий размах вывоз капиталов (в форме государственных займов или прямых вложений в экономику); 4) возникновение международных монополистических союзов и обострение в связи с этим борьбы за рынки сбыта, сырья, сферы приложения капиталов; 5) обострение борьбы между ведущими странами мира, что привело к ряду локальных воин, а затем к развязыванию первой мировой войны.

Россия относилась ко «второму эшелону» стран, вступивших на путь капиталистического развития позднее ведущих стран Запада. Но за пореформенное сорокалетие, благодаря высоким темпам роста, прежде всего промышленности, она проделала путь, на который Западу потребовались века. Этому способствовал ряд факторов и прежде всего возможность использовать опыт и помощь развитых капиталистических стран, а также экономическая политика правительства, направленная на форсированное развитие некоторых отраслей промышленности и железнодорожное строительство. В результате российский капитализм вступил в империалистическую стадию почти одновременно с передовыми странами Запада. Для него были характерны все основные черты, свойственные этой стадии, хотя имелись и свои особенности.

После промышленного подъема 90-х годов Россия пережила тяжелый экономический кризис 1900—1903 гг., затем период длительной депрессии 1904−1908. В 1909—1913 гг. экономика страны сделала новый резкий скачок. объем промышленного производства возрос в 1.5 раза. На эти же годы пришелся ряд необычайно урожайных лет, что придало экономическому развитию страны прочную базу. Процесс монополизации российской экономики получил новый импульс. Кризис начал века, разорив массу слабых предприятий, ускорил процесс концентрации промышленного производства. Бурными темпами шло акционирование предприятий. в результате на смену временным предпринимательским объединениям 80−90х годов пришли мощные монополии- в основном картели и синдикаты, объединявшие предприятия для совместного сбыта продукции (Продамед, Продуголь, Продвагон, Продпаровоз и др.).

Одновременно шло укрепление банков и образование банковских групп (Русско-Азиатского, Петербургского международного, Азовско-Донского банков). Укреплялись их связи с промышленностью, в результате чего возникали новые монополистические объединения типа трестов и концернов. Вывоз капиталов из России не получил особого размаха, что объяснялось как недостатком финансовых средств, так и необходимостью освоения огромных колониальных районов империи. Незначительным было и участие российских предпринимателей в международных союзах. Россия включилась в передел сфер влияния в мире, но при этом наряду с интересами российской буржуазии значительную роль играли военно-феодальные устремления царизма. Несмотря на высокие темпы экономического развития, России все же не удалось догнать ведущие страны Запада. В начале XX в. она была среднеразвитой аграрно-индустриальной страной с ярко выраженной многоукладностью экономики. Наряду высокоразвитой капиталистической индустрией в экономике страны большой удельный вес принадлежал различным раннекапиталистическим и полуфеодальным формам хозяйства от мануфактурного, мелкотоварного до патриархально-натурального. Средоточием пережитков феодальной эпохи оставалась российская деревня. Важнейшими из них были, с одной стороны, латифундиальное помещечье землевладение, крупные помещичьи имения, широко практиковавшиеся отработки (прямой пережиток барщины), с другой стороны-крестьянское малоземелье, средневековое надельное землевладение, община с ее переделами, чересполосицей, тормозившие модернизацию крестьянского хозяйства. Здесь тоже произошли определенные сдвиги, что находило выражение в расширении посевных площадей, росте валовых сборов сельскохозяйственных культур, повышении урожайности, использовании удобрений, машин и т. д. Но в целом аграрный сектор разительно отставал от промышленного, и это отставание все более принимало форму острейшего противоречия между потребностями буржуазной модернизации страны и тормозящим влиянием феодальных пережитков.

Социально-классовая структура страны отражала характер и уровень ее экономического развития. Наряду с формировавшимися классами буржуазного общества (буржуазия, мелкая буржуазия, пролетариат) в нем продолжало существовать и сословное деление — наследие феодальной эпохи (дворянство, купечество, крестьянство, мещанство).

Ведущие позиции в экономике страны к началу XX в. занимала буржуазия. Однако она вплоть до середины 90-х годов фактически не играла сколько-нибудь самостоятельной роли в общественно-политической жизни страны. Будучи зависимой от самодержавия, она долгое время оставалась аполитичной и консервативной силой. Дворянство, оставаясь правящим классом-сословием, сохранило и значительную экономическую силу. Несмотря на утрату почти 40% всех своих земель, оно к 1905 г. сосредоточило свыше 60% всего частного землевладения и было важнейшей социальной опорой режима, хотя в социальном плане дворянство теряло свою однородность, сближаясь с классами и слоями буржуазного общества. Крестьянство, составляющее почти ¾ населения страны, также было глубоко затронуто процессом социального расслоения (20% - кулаки, 30% - середняки, 50% - бедняки). Между полярными его слоями назревали свои противоречия. Но в целом крестьянство по своему правовому положению, а в социально-политическом плане перед лицом помещиков и властей представляло собой единый класс-сословие.

И, наконец, в стране сформировался класс наемных рабочих, насчитавший к концу XX в. около 18.8 миллионов человек. Он также был весьма неоднороден. Значительная часть рабочих, особенно недавно пришедших из деревни, сохраняла еще связь с землей и хозяйством. Ядро класса составлял фабрично-заводской пролетариат, насчитавший к этому времени около 3 миллионов человек, причем свыше 80% его было сосредоточено на крупных предприятиях.