Гойя

Серия офортов на причудливые сюжеты это удивительный сплав реальности и фантастики, таинственности и трагизма. Конфликт личности и мира, столкновение космического и человеческого, острейшие проблемы кризисной исторической ситуации конца 18 столетия и перехода в 19 век, перелом в мировосприятии людей и в судьбах искусства, личная драма Гойя — все это нашло свое воплощение в серии «Капричос».

Убежденный в том, что критика человеческих пороков и заблуждений, хотя и представляется поприщем ораторского искусства и поэзии, может также быть предметом живописания, художник избрал для своего произведения из множества сумасбродств и нелепостей, свойственных любому гражданскому обществу, а также простонародных предрассудков и суеверий, те, которые он счел особенно подходящими для осмеяния и в то же время для упражнения своей фантазии.

Поскольку изображаемые в этом произведении предметы по большей части существуют только в воображении, художник смеет надеяться на снисходительность людей понимающих: ведь он не подражал чужим образцам и не мог следовать натуре. И если удачное воспроизведение натуры столь трудно, сколь и достойно восхищения, то нельзя не отдать должное тому, кто полностью отвлекся от натуры и зримо представил себе формы и положения, существовавшие доселе лишь в человеческом сознании, омраченным невежеством или разгоряченными необузданными человеческими страстями.

Диарио де Мадрид Гойя было 50 лет, когда он начал свою серию «Капричос». В этом возрасте обычно знаменитые художники являются завершенными, определившимися творцами. Как бы интересна ни была живопись Гойя, однако ни ей, а его гравюрам, и притом сериям, созданным в старости, обязан он своей репутации. И никогда до него ни один мастер не создал ничего подобного «Капричос». Необычайность их тематики сочетается с неожиданной глубиной идейных намеков и выполнена с предельной виртуозностью и терпением. Нет ничего странного и трудного в искусстве, чем эта серия, где неясным остается план, зачастую смысл, где намек понятен только художнику, но где четко и ясно прочитывается острие социальной сатиры.

Издание «Капричос» заключает в себе восемьдесят листов, пронумерованных и снабженных подписями самого автора. Например: лист 39 «Вплоть до третьего поколения» это бедное животное свели с ума знатоки геральдики и родословных. Оно не одиноко". И изображен осел за роялем.

Восемьдесят листов варьируют темы испанской жизни. Сколько Гойя вносит всего! Какие удивительные темы: разбойники похищают женщин; молодая женщина в поисках талисмана, приносящего счастье, забралась к виселице и вырывает зуб у повешенного и т. д. Начиная с 14 листа доминирует тема «Женщины».

Начиная с 43 листа, бесчисленное количество чудовищ изображено на оставшихся 37 офортах, в которых ведьмы собирают мертвых младенцев, на шабаш отправляются колдуньи т пр.

Последний лист «Капричос» гласит — «Час настал».

Объяснить исчерпывающую серию трудно. Гойя не только «показывает «но и «рассказывает». Его образы отражают, при всей их специфичности, реальность испанской жизни, эпохи смертельного кризиса феодализма. Фантазия, аллегория, антропоморфизм — вот основные приемы, используемые мастером в этих уникальных, неповторимых офортах, по праву входящих в золотую коллекцию искусства.


Возврат к списку