Инквизиция

Самое мощное оружие антирелигиозной пропаганды история самой религии, историческая истина, противопоставленная церковным вымыслам и легендам, а в истории религии — самое потрясающее явление — инквизиция.

Если под инквизицией понимать осуждение и преследование господствующей церковью инакомыслящих — вероотступников, то хронологические рамки инквизиции следует расширить на всю историю христианской церкви — от ее возникновения по настоящее время, ибо епископы еще со времен раннего христианства и по сей день присвоили себе право осуждать и отлучать от церкви тех верующих, которых они считают еретиками.

История инквизиции — прежде всего тайная история. Церковь имела все основания тщательно скрывать и замалчивать или извращать с целях самооправдания ужасающие факты инквизиции. История инквизиции неразрывно переплетается с историей всего общества и ее корней надо искать не в религиозном духе, идей, а в условиях и обстановке классовой борьбы между буржуазией и угнетаемыми классами. Чем значительней развивался торговый капитализм в 15−16 веках, тем ожесточеннее боролось дворянство за свое преобладающее положение, за власть и экономическое господство.

Вместе с тем, нельзя забывать и о том, что роль идей в истории инквизиции была также очень важна, и именно идей христианской религии. Она служила инквизиторам, как необычайно удобное, прекрасно приспособленное для целей классового насилия, средство идеологического оправдания этого насилия. Начиная с Евангелия и кончая судебниками самой инквизиции, вся христианская литература давала в руки попов-палачей множество средств и способов оправдать самые гнусные формы террора, насилия, грабежа и оправдать их идеей любви и духовного спасения человечества. Тут не было никакого извращения христианских идей, тут не было никакого противоречия с сущностью евангельской веры. И прямо и косвенно — священное писание помогало попам быть палачами, а палачам- разыгрывать из себя «спасителей душ праведных».

Если же инквизицию понимать в более узком смысле, подразумевая под этим термином деятельность особых трибуналов католической церкви, преследовавших еретиков, то её рамки сужаются от возникновения этих трибуналов в 12−13 веках то их повсеместный отмены в первой половине 19 века.

С раннего периода существования христианской церкви епископы, и в их числе папы римские, были наделены инквизиторскими полномочиями — расследовать, судить и карать еретиков и пользовались ими на протяжении всей истории церкви. Этими правами продолжают пользоваться после роспуска священной канцелярии, согласно все ещё действующему каноническому праву. Инквизиция, согласно данным ей при утверждении привилегиям, не была ответственна ни перед каким государственным учреждением и не была подсудна никакому светскому суду. Все, что имело какое-либо касательство к инквизиции, могло рассматриваться исключительно инквизиционными трибуналами, деятельность которых все более и более расширялась, неизбежно приходила в столкновение с обычными светскими судами. На решение инквизиционных возможна была апелляция лишь к великому инквизитору и это дело инквизицию страшной и совершенно независимой силой.

В начале 17 века Великий инквизитор Портокареро выступал в защиту положения: судебная власть предоставлена ей богом, а не королем; она может отменять все постановления светских судов, т.к. они действуют от имени короля и облачены им властью. Великая Хунта (Совет) узнала и изложила в докладе королю: все владения в которых была учреждена инквизиция, и широко укрепился беспорядок царящих в различных судебных местах вследствие неутомимого усердия инквизиторов распространять свою власть с таким произволом и так неограниченно, не взирая на обстоятельства и лица, что нормальной судебной власти не оставалось почти никаких дел и призванные управлять лишились власти. Нет ни одного рода дел, разрешение которых они, под тем или иным более ли менее мнимым предлогом, не присвоили бы; нет ни одного человека каким бы независимым от их власти не считали его, с которым бы они не обращались как со своим непосредственным подданным, заставляя его повиноваться их указам, налагая на него штрафы, тюремные заключения и другие наказания (Франция при Карле 2).