Брест-Литовский мирный договор

Все строение, возводимое ныне германскими империалистами в несчастном договоре, — есть не что иное, как легкий дощатый забор, который в самом непродолжительном времени будет беспощадно сметен историей.

(Зиновьев)

В советской внешней политике, вероятно, не было соглашения более хрупкого, чем Брест-Литовский мирный договор, подписанный советским правительством 3 марта 1918 г.; просуществовав чуть более 9 месяцев, он был разорван германским и советским правительствами, а позже, при капитуляции Германии в первой мировой войне, отменен еще и 116-й статьей Версальского договора. С легкой руки Ленина названный передышкой договор вызвал критику и сопротивление подавляющей части революционеров, с одной стороны, и патриотов России-с другой. Первые утверждали, что Брестский мир — это удар в спину германской революции. Вторые — что это предательство России и ее союзников. И те, и другие, каждый по-своему, были правы. Однако на Брестском мире по непонятным никому причинам настаивал Ленин, добившийся, в конце концов, его подписания.

Вопрос об эволюции взглядов Ленина после его прихода к власти в октябре 1917 г. и о тех целях, которые Ленин ставил перед собой до и после переворота, является основным при изучении истории Брестского договора и связанного с ним более общего вопроса о мировой революции. Было бы ошибочным считать, что Ленин менял свои взгляды в зависимости от обстоятельств. Правильнее считать, что в любой ситуации он находил наилучший для реализации своих целей путь. Ленин всю свою сознательную жизнь вел борьбу и, начиная примерно с 1903 г., — борьбу за власть. Труднее ответить на вопрос, нужна ли была ему власть для победы революции или же революция виделась средством для достижения власти.

Большевистское крыло русской социал-демократической партии верило в конечную победу социализма в мире. Ответ на вопрос о том, придет ли мировая революция- непременно позитивный -строился исключительно на вере в конечную победу социализма.

Однако в 1918 г. ответ на этот вопрос был не столь очевиден, как могло бы показаться сегодня. Общее мнение социалистических лидеров Европы сводилось к тому, что в отсталой России нельзя будет без помощи европейских социалистических революций ни построить социализма, ни удержать власть на какой-либо продолжительный срок, хотя бы уже потому, что (как считали коммунисты) «капиталистическое окружение» поставит своей непременной целью свержение социалистического правительства в России. Таким образом, революция в Германии виделась единственной гарантией удержания власти советским правительством еще и в России.