Внешняя политика СССР накануне II мировой войны

Содержание

Сталин встречается с Трумэном

Специфика обстановки

День первый

Дилемма атомной бомбы

В кулуарах конференции

1945 или 1947

Неудавшаяся атака Трумэна

Продолжение дискуссии

Литература

Сталин встречается с Трумэном 17 июля ровно в 12 часов дня лимузин главы Советского правительства остановился у подъезда «малого Белого Дома» в Бабельсберге. Ближайшие помощники президента Г. Воган и Дж. Вордеман вышли навстречу гостям. И. В. Сталин был в форме генералиссимуса, с белым кителем с большими золотисто-красными эполетами. Ему только что было присвоено это высшее воинское звание. В знак признания успехов и исторических побед Красной Армии в Великой Отечественной войне. Вместе со Сталиным прибыл В. Молотов и, в качестве переводчика, советник Наркоминдела С. А. Галунский.

В ходе состоявшейся беседы Трумэн и Сталин обсудили повестку дня конференции, причем Сталин внес несколько дополнений, включая вопрос о режиме Франко в Испании. Трумэн, как бы пропустив мимо ушей замечание относительно Франко, спросил, в котором часу, по мнению Сталина, было бы удобно встретиться на первом пленарном заседании. Сталин ответил, что Молотов и Иден договорились о 17 часах сегодня, 17 июля. Бирнс в шутку напомнил о хорошо известной привычке Сталина работать по ночам и вставать поздно на следующий день. Сталин в тон ему ответил, что его привычки по окончании войны изменились.

-- Что касается режима Франко, -- уже серьезным тоном продолжал Сталин, -- то я хотел бы разъяснить мою точку зрения. Франкистский режим не явился результатом внутреннего развития в Испании. Он был навязан Испании Германией и Италией и поэтому представляет опасность для Объединенных Наций. Режим Франко опасен и вреден, поскольку в Испании предоставляют убежище различным осколкам фашизма, поэтому мы думаем, что надо покончить с этим режимом…

Трумэн как бы невзначай заметил, что он уже встречался с Черчиллем. Сталин реагировал на это спокойно. Он лишь упомянул, что позиция англичан недостаточно ясна относительно войны в Японии. что касается русских и американцев, продолжал Сталин, то они выполнят свои обязательства.

Специфика обстановки Советский Союз добился принятия конференции совместных решений о денацификации, демократизации и демилитаризации Германии как единого целого. Известно, что США и Англия в годы войны разработали план расчленения Германии на несколько отдельных государств, преимущественно сельскохозяйственного характера. Тем самым Вашингтон и Лондон рассчитывали одним махом покончить с опасным конкурентом и создать благоприятные условия для империалистических махинаций в центре Европы. Этим планам не суждено было свершиться, поскольку СССР с самого начала занимал в отношении к ним отрицательную позицию. Выступая 9 мая 1945 г. в День Победы, глава Советского Правительства И. В. Сталин заявил, что Советский Союз «не собирается ни расчленять, ни уничтожать Германию». В утвержденном на Потсдамской конференции Соглашении о политических и экономических принципах для руководства при обращении с Германией в начальный контрольный период были поставлены следующие цели: Полное разоружение и демилитаризация Германии; Уничтожение националсоциалистической партии и ее филиалов, роспуск всех нацистский учреждений; предотвращение всякой нацистской и милитаристской деятельности и пропаганды; подготовка к окончательной реконструкции германской политической жизни. В разделе об экономических принципах четко указывается, что Германия должна рассматриваться как единое экономическое целое и, что германскую экономику следует децентрализовать с целью «уничтожения существующей чрезмерной концентрации экономической силы, представленной особенно в форме картелей, синдикатов, трестов и других монополистических соглашений».

В дальнейшем западные державы пошли на срыв достигнутой договоренности. Столкнувшись с невозможностью использовать всю Германию в своих империалистических целях, они решили вопреки духу и букве потсдамских соглашений превратить ее западную часть в плацдарм готовившейся агрессии против СССР. Был взят курс на ремилитаризацию Западной Германии и включении ее в военный блок НАТО. Тогда Советский Союз создал в восточной части страны Социалистическое государство Германскую Демократическую Республику.

Для Советского союза треть встреча руководителей трех держав антигитлеровской коалиции имело особое значение. В основе Советской дипломатии была та же линия, которую Советский Союз проводил на протяжении всей своей истории. Трехсторонние соглашения, заключенные на конференциях глав правительств и на других международных форумах в годы совместных боевых действий, отражали интересы каждой из сторон. Разумеется, западные державы и тогда имели свои взгляды как на конкретные проблемы ведения войны, так и на послевоенное устройство. Но в условиях продолжавшейся борьбы против общего врага не было иной альтернативы, кроме достижения согласованной позиции, приемлемой для всех участников переговоров. Все это требовало немалых усилий, готовности пойти на разумный компромисс. Важное значение имело и то, что во главе правительства США стоял в военные годы такой реалистически мыслящий политик, как Рузвельт. Своей трезвой позицией он, не в пример Черчиллю не раз способствовал принятию в конечном счете разумного решения по самым острым вопросам.

Важнейшими политическим итогом практики сотрудничества держав антигитлеровской коалиции как раз было то, что многие западные деятели, прежде всего американские, продемонстрировали готовность сотрудничества с советской стороной во время войны и в послевоенный период на равноправной основе. В какой мере был готов к такому решающему повороты Черчилль -- вопрос особый. Но он так или иначе оказался вынужденным поддерживать важнейшие положения этой политики.

Президент Рузвельт и его единомышленники приложили немало усилий к тому, чтобы еще до окончания войны заложить основу политического и экономического послевоенного сотрудничества. Но сменившееся в Вашингтоне руководство начало поворачивать руль американской политики в другую сторону. Положительное решение, которое в конечном счете приняла Потсдамская конференция, были достигнуты прежде всего благодаря упорной борьбе советской дипломатии. Новое американское руководство не решилось порвать тогда с практикой военного сотрудничества, видимо потому, что чувствовало себя еще не совсем уверенно: новая администрация пришла к власти лишь за несколько месяцев до Потсдамской конференции.

Итак, особенность Потсдамской конференции заключается в том, что, хотя по идее она могла увенчать целую серию военных конференций и ознаменоваться триумфом политики держав антигитлеровской коалиции, такая возможность была утрачена еще до начала ее работы. Двое из трех ее участников, а именно делегации из США и Великобритании, отправлялись в Берлин с прямо противоположными целями. Они уже приняли решение похоронить саму идею/ сотрудничать с Советским Союзом и шли по пути конфронтации с социалистической державой. Вопреки планам, разрабатывавшимся при Рузвельте, они возвращались к довоенному курсу, направленному на изоляцию СССР, на отстранения его от решения мировых проблем. Они были озабочены приобретением «позиции силы», с которой могли бы диктовать Советскому Союзу свою волю.

Все же на том этапе правительство Трумэна еще не решалось открыто провозгласить свой новый курс и приняло участие в Потсдамской конференции. На то были свои причины: во-первых, открытый разрыв с СССР слишком шокировал бы тогда мировое общественное мнение, во-вторых, Вашингтон предвидел, что резкий поворот в политике США натолкнется на сильное сопротивление внутри страны.