Развитие исторической науки в России

Историческая наука в России прошла долгий и сложный путь. Ее становление относится к временам Киевской Руси. Одним из древнейших дошедших до нас величайших исторических памятников является «Повесть временных лет» (XI в.). Уже в более полном названии «Повести» — «Се повести времяньных лет, откуда есть пошла Руская земля, кто в Киеве нача первее княжити, и откуда Руская земля стала есть» — содержится указание на идейно-тематическое содержание летописи. В XVI в. отдельные летописи стали сводить в летописные своды, объединенные какой-либо одной общей идеей. Первым таким сводом была «Степенная книга», которая излагала исторические события по поколениям (степеням). В 1674 г. в Киеве появился и первый учебник русской истории—"Синопсис", написанный Иннокентием Гизелем. Он представлял из себя литературную обработку летописей и сказаний. Безусловно, все эти труды не были строго научными. Они в основном содержали перечень исторических фактов, важных и второстепенных, с добавлением сказаний и житий святых, без глубоких попыток как-то связать и объяснить сами факты.

История как наука стала рождаться в России, как и в Европе, в XVIII в. Но в России она становилась на ноги в более трудных условиях: в стране очень долго, по сравнению с Европой, не было светских высших учебных заведений, которые готовили бы научные кадры. В Европе первый светский университет появился в XII в., а в России Академия наук открылась лишь в 1725 г., первый университет (московский) —в 1755 г. Первым русским исследователям пришлось столкнуться и с фактическим отсутствием источниковой базы, которая является фундаментом исторической науки. Когда Петр 1 издал указ о необходимости написания истории России и обязал Синод собрать по епархиям рукописи, их было представлено лишь 40, причем из них лишь 8 исторического характера.

Первая попытка написать систематизированный обзор принадлежала не академикам, и даже не историку по образованию. Автором его стал В. Н. Татищев (1686—-1750 гг), который был государственным служащим и широко образованным человеком. Это был первый систематизированный труд по отечественной истории. Кроме того, Татищевым была создана инструкция по собиранию географических и археологических сведений о России, принятая Академией наук. Вместе с тем, оценивая вклад Татищева в становление исторической науки, отметим, что ему не удалось осмыслить собранный материал, связать его концептуальной идеей. Его история России представляла собой сборник летописных данных. Отсутствие же литературной обработки и тяжелый язык делали труд Татищева сложным для восприятия даже его современниками.

Во второй половине XVIII в. в развитии исторической науки в России происходит перелом, связанный с началом эпохи «просвещенного абсолютизма». В этот период сначала по инициативе государей, прежде всего Екатерины II, поднимается интерес к истории России среди образованной части населения. Это движение объединило и историков, и литераторов, и государственных служащих, и частных лиц.

Во второй половине XVIII—начале XIX в. Были сделаны значительные шаги в создании источниковой базы для развития исторической науки. Известным просветителем XVIII в., писателем и издателем Н. И. Новиковым предпринята попытка свести воедино собранные летописи, государственные акты, старинные литературные произведения в единый сборник. Им стала 20-томная Древняя Российская Вивлиофика.

Благодаря подвижническим усилиям собирателей и созданию источниковой базы смог появиться знаменитый. труд Н. М. Карамзина «История государства Российского». (Он выходил в свет отдельными томами с 1816 по 1829 г.). Это был первый цельный взгляд на русскую историю, изложенную с определенных мировоззренческих позиций. Карамзин отошел от простого летописного перечисления исторических фактов и, опираясь на источники, рассказал, описал историю. Поскольку он был не только историком, но и известным писателем, созданная им история была написана литературным языком. Современники читали ее с огромным интересом. Весь труд Карамзина был связан одной основополагающей идеей, — создание национального государственного могущества России. Поскольку, по мысли Карамзина, к этому могуществу привели Русь ее государственные деятели то внимание было уделено именно русским Великим князьям и царям. Эта односторонность взгляда историка была отмечена уже современниками, которые критиковали его за это Подход Карамзина к истории России, метод ее изложения, к сожалению, были активно использованы в 30— 40-е гг. для создания властями официальной исторической доктрины. Карамзин же за свой труд был назначен первым в истории России официальным государственным историографом.