Русская православная церковь в ВОВ

«Не в первый раз русский народ переживает нашествие иноплеменных, не в первый раз ему принимать огненное крещение для спасения родной земли. Силен враг, но „велик Бог земли Русской“, как воскликнул Мамай на Куликовом поле, разгромленный русским воинством. Господь даст, придется повторить этот возглас и теперешнему нашему врагу».

Из обращения митрополита Сергея. Октябрь 1941.

В сентябре 1939 года нападением Германии на Польшу началась вторая мировая война. После разгрома Польши потенциальный противник вышел на границы нашего государства. Над страной нависла грозная опасность, которая побуждала к единению, к преодолению вражды и ненависти. В последние предвоенные месяцы давление на Русскую Православную Церковь ослабло, волна репрессий утихла.

22 июня 1941 года, в день всех святых в земле Российской просиявших, Германия напала на Советский Союз.

Началась Великая Отечественная война.

Во второй раз за ХХ век Германия вступила в смертельную борьбу с Россией, обернувшейся для нас новой национальной катастрофой. Но в отличие от 1914 года нашей стране противостояла теперь не Империя Гогенцоллернов, которая принадлежала все-таки христианской Европе, а разбойничий Третий рейх, поправший все Божии и человеческие законы, провозгласивший расизм своей официальной идеологией, стремившийся к истреблению одних и порабощению других народов. Вожди нацисткой партии открыто отвергали христианские нравственные ценности и предпринимали мракобесные опыты по возрождению древнегерманского языческого культа.

Как известно, до В. О. В. Русская православная церковь переживала одно из тяжелейших времен своего существования. Церковь подвергли жестоким гонениям: варварски рушили храмы, тысячами убивали и ссылали священнослужителей, да и просто верующих людей.

И вот на 22 июня 1941 года был намечен очередной взрыв храма Рождества Богородицы в Путинках; в тот же день должны были быть переданы ключи от церкви Ильи Обыденного (проведенную накануне Божественную Литургию почитали за последнюю в этом храме). Но 22 июня, с объявлением войны народ повалил в храмы. Изгладилась из памяти и так называемая «безбожная пятилетка», конец которой приходился на 1943 год, когда в стране должен был быть закрыт последний храм и уничтожен последний священник. Вместо этого, как известно, было восстановлено Патриаршество.

Удивительно, но тот же 1943 год должен был стать годом основания «немецкой национальной церкви». Крестным отцом германской религии будущеего был небезызвестный Альфред Розенберг. Уроженец Прибалтики, он долгое время жил в Петербурге, учился в Московском университете, был вхож в Религиозно-философское общество и социал-демократические круги, водил знакомство с А. Блоком, Д. Мережковским, Л. Троцким. После большевистской революции вплоть до выезда в 1919 г. в Мюнхен он — член Пролеткульта. Вслед за заместителем Гитлера по партии Мартином Борманом, прямо заявлявшим (в 1941) о том, что «национал-социализм и Христианство непримеримы», А. Розенберг писал: «Христианский крест должен быть изгнан из всех церквей, соборов и часовен и должен быть заменен единственным символом- свастикой».

Целью войны для Гитлера и его приспешников было расчленение нашей страны и порабощение славянских народов. Поэтому в случае победы Германии Православной Церкви, высшей святыне русского народа, грозило жестокое гонение. Но фашистские идеологи прикрывали свою разбойничью войну именем Бога, называли ее крестовым походом. В пропагандистских целях оккупационные власти исполняли коварное указание Гитлера: «Мы должны избегать, чтобы одна Цеpковь удовлетвоpяла pелигиозные нужды больших районов, и каждая деревня должна быть превращена в независимую секту… Коротко говоря, наша политика на широких просторах должна заключаться в поощрении одной и каждой формы разъединения и раскола».