Ставка на ядерные силы

Россия гарантированно обеспечит собственную безопасность, поддерживая арсенал в 5 тысяч боеголовок

«На третьем ходу выяснилось, что гроссмейстер играет восемнадцать испанских партий… Если б Остап узнал, что он играет такие мудреные партии… он крайне бы удивился. Дело в том, что великий комбинатор играл в шахматы второй раз в жизни». Этот курьезный эпизод из бессмертного произведения Ильфа и Петрова приходит на память в связи с делами, куда более серьезными, а именно: откровениями некоторых высоких военачальников на темы военной доктрины, ядерной стратегии и программы развития стратегических ядерных сил (СЯС) России.

РЕВИЗИЯ РАВНОВЕСИЯ

Суть этой новой доктрины и всего курса сводится к тому, что СЯС не защитят Россию и ее союзников от неядерных угроз ни в локальных конфликтах, ни в крупных региональных войнах, подобных операции НАТО на Балканах в 1999 г. Поэтому акцент в военной политике и финансировании должен отныне сместиться на создание крупных группировок сил общего назначения (СОН) для действий в локальных войнах на юге при сохранении и укреплении СОН против вероятных мощных региональных противников на западе.

А для сдерживания ядерной угрозы со стороны США и других ядерных держав не нужно-де ни примерного паритета, ни стабильного стратегического равновесия. Вполне достаточно минимальных СЯС — на уровне около 1500 единиц по боеголовкам через 10−15 лет (см.: «НГ», 15.07.2000 и «НВО» # 26,2000 г.). Главное, как утверждается, не состояние военно-стратегического баланса с США, а способность российских СЯС в ударе возмездия причинить какой-то запланированный неприемлемый объем ущерба противнику.

К возможному удивлению нынешних приверженцев этой концепции никаким первооткрытием она не является. В мировой военной науке ее называют «минимальным сдерживанием» (minimal deterrence), и появилась она еще в 70-е гг. в трудах либеральных американских специалистов как альтернатива сверхвысоким потенциалам многократного взаимного ядерного уничтожения, накопленным к тому времени в США и СССР. На эту тему написаны библиотеки спецлитературы, а в практической военной политике ее проводили и до сих пор проводят в отношении Советского Союза/России такие страны, как Великобритания, Франция и Китай. В обозримый период Китай рассчитывает приобрести подобный потенциал против США, Индия — против Китая, а Пакистан — против Индии. Если по пути ракетно-ядерного распространения пойдут также КНДР, Иран, Ирак и другие «подозреваемые» страны, то они скорее всего будут использовать эту же стратегию против своих могущественных противников.

С виду эта концепция имеет очевидные преимущества, позволяющие не участвовать в расточительной гонке ядерных вооружений и экономить большие ресурсы, сохраняя минимальную гарантию безопасности на самый крайний случай (потому эту концепцию еще называют «предельное сдерживание» — ultimate deterrence). Если определить уровень «заданного ущерба» скромно, а вероятные условия конфликта либерально (длительное время подготовки к войне, отсутствие внезапности нападения, максимальная живучесть ядерных средств и комплекса управления, срабатывание всех систем для нанесения встречного или ответно-встречного удара), то можно выйти на сравнительно небольшой размер потребных СЯС. Но, как говорится, бесплатный сыр — только в мышеловке, и за эти преимущества надо платить немалую цену в других аспектах.

Проблема, как будет показано ниже, состоит в том, что, во-первых, намеченный путь развития российских СЯС не приведет через 10−15 лет к оптимальному потенциалу «минимального сдерживания». А во-вторых, сама эта концепция в более широком плане не соответствует военным потребностям и интересам безопасности РФ на перспективу.