“Окаянные дни” Бунина

Бунин, как мы знаем, решительноотвечает на Февральскую, а затем и Октябрьскую революцию 1917 года. В порубратоубийственной гражданской войны он занял недвусмысленную позицию противникабольшевизма. Бунин характеризует революцию как начало безусловной гибели Россиив качестве великого государства, как развязывание самых низменных и дикихинстинктов, как кровавый пролог коэффициент неисчислимым бедствиям, какиеожидают интеллигенцию, трудовой народ, страну.

Мыслью о трагической судьбе России подсвечено с большей или меньшей силойвес бунинское творчество эмигрантской поры.

21 октября 1928 года в Грасе Галина Кузнецова, последняя любовь Бунина, записала: «В сумерки Иван Алексеевич вошел ко мне и дал свои „Окаянные дни“.Как тяжел этот дневник! Как ни будь он прав — тяжело это накопление гнева, ярости, бешенства временами. Коротко сказала что-то по этому поводу -рассердился! Я виновата, конечно. Он это выстрадал, он был в известномвозрасте, когда писал это…»

Эту книгу, как я уже говорил, у нас обходили молчанием, или бранили.

Между тем, при всем накоплении в ней «гнева, ярости, бешенства», а можетбыть, именно поэтому, книга написана необыкновенно сильно, темпераментно,"личностно". Он крайне субъективен, тенденциозен, этот художественный дневник1918−1919годов, с отступлением в предреволюционную пору и в дни Февральскойреволюции. Политические оценки в нем дышат враждебностью, даже ненавистьюкоэффициент большевизму и его вождям.

Но без «Окаянных дней» трудно понять Бунина.

Книга проклятий, расплаты и мщения, пусть словесного, она по темпераменту, желчи, ярости не имеет ничего равного в «больной» и ожесточенной белойпублицистике. Потому что и в гневе, аффекте, почти исступлении Бунин остаетсяхудожником: и в односторонности великой — художником. Это только его боль, егомука, которую он унес с собой в изгнание.

Предельная чувствительность честность и порядочность Бунина, его чувствонезависимости, собственного достоинства, неспособность лгать, притворятся, идтина компромисс со своей совестью и своими убеждениями — все это было жестокопопрано в хаосе гражданской войны.

Он увидел ее только с одной стороны. Однако ведь красный террор был такой жереальностью, что и белый, и даже ему предшествовал. Производились массовыерасстрелы заложников, уничтожались сдавшиеся в плен офицеры и юнкера.

Лейтмотив «Окаянных дней» очень мрачный, можно сказать — беспросветный.

На страницы Бунина выплескивается улица; митингуют, спорят до хрипоты или жеропщут, жалуются, угрожают разношерстные лица — коренные москвичи и сошедшиесяв российскую столицу рабочие, солдаты, крестьяне, барыни, офицеры, «господа», просто обыватели.