Трагический пафос поэмы А. Блока “Двенадцать”

Долгое время советские идеологи от литературы хвалили создателя «Двенадцати"за «верное понимание и воспевание революции». Не так давно воинствующиеапологеты так называемых преобразований начали по этому же поводу злословить. Имало кто захотел понять и разобраться (насколько это возможно), и услышатьистинное звучание поэмы.

Нужно заметить, что Блок никогда не был певцом победившего класса (посколькуэто всегда около литературы). Искренний в своем приятии и неприятии, он видел вреволюции возможность преобразования существующего порядка, а вернее, непорядка, во что-то лучшее и более справедливое. Трагическая смерть поэтаотчасти объясняется крушением и этих надежд.

В «Двенадцати» практически нигде не звучит голос автора. Все происходящеечитатель видит глазами тех двенадцати большевиков, которые проходят по городу, где царит хаос. Двенадцать рады этому, поскольку они сами часть этого хаоса. Призванные в идеале стать носителями порядка, на самом деле они порожденыХаосом и сами порождают его. Мир, само бытие рушится, и символ этого всеобщегоразрушения — ветер:

Ветер, ветер —На всем божьем свете!

Ветер «завивает» не только «белый снежок». Люди в этой стихии неустойчивытоже:

Ветер веселыйИ зол, и рад. Крутит подолы, Прохожих косит…

Идеал двенадцати символизирует не только ветер, их идеал — пожар, то, послечего уже не останется ничего. «Мы на горе всем буржуям мировой пожар раздуем».

Все, что есть у этих людей внутри — злоба:

Злоба, грустная злобаКипит в груди… Черная злоба, святая злоба…

И еще есть ружья, которые направлены против всех и всего, в том числе ипротив дорогой и любимой Блоком России:

Товарищ, винтовку держи, не трусь! Пальнем-ка пулей в Святую Русь —В кондовую, В избяную, В толстозадую!

Вряд ли приемлет Блок «свободу без креста», которая способна только убивать. Гибнет Катька. Неважно, кто она. Главное, что прежде всего это женщина, единственное в поэзии Блока начало, способное возрождать. Уничтожив его, двенадцать уничтожают несоизмеримо большее, нежели просто продажную женщину. Даже раскаянье Петьки рассеивается, и двенадцать идут дальше. С кем? И куда?

С ними никого нет. «Только нищий пес голодный ковыляет позади». Это символстарого мира, который хоть как-то мог бы существовать далее. Но он не нуженразрушителям:

— Отвяжись ты, шелудивый, Я штыком пощекочу! Старый мир, как пес паршивый, Провались — поколочу!

Двенадцать уходят. Не зная, что впереди, не способные созидать, «идутдержавным шагом» в никуда. На земле тьма. Но в финале появляется символ Света, самый важный в этой поэме образ-символ:

…Впереди — с кровавым флагом, И за вьюгой невидим, И от пули невредим, Нежной поступью надвьюжной, Снежной россыпью жемчужной, В белом венчике из роз —Впереди — Исус Христос.

Появление Исуса Христа в поэме можно трактовать по-разному. Но для Блока Онявляется не просто легендарным библейским персонажем. Поэтому можно сделатьвывод, что Блок хотел изобразить ожидаемого спасителя — Судию, Его пришествие. Для двенадцати, посланцев Тьмы, Вечный источник Света невидим, но ощущаем, иэто ощущение вселяет в них страх: