Тема музыки в произведениях Э.Т.А. Гофмана

Тема музыки в произведениях Э.Т. А. Гофмана

Оглавление

Введение

Жизненный и творческий путь Э.Т.А. Гофмана: величие и трагизм

Раздел 1

Музыка как идеал писателей-романтиков

Раздел 2

Отражение темы музыки в новеллах Э.Т.А.Гофмана «Кавалер Глюк» и «Крейслериана»

Заключение

Э.Т.А.Гофман — родоначальник немецкой романтической музыкальной критики

Список литературы

Введение

Жизненный и творческий путь Э.Т.А.Гофмана: величие и трагизм

Споры вокруг Гофмана, начавшиеся еще при жизни писателя, видимо, завершились. Слава его, знавшая на своем большом пути и взлеты, и падения, пробилась сквозь надменно-молчаливое отрицание высокой критики, робкиеполупризнания тайных почитателей и смертные приговоры всяческих враговфантастики, и сейчас создания Гофмана признаны бесспорной художественнойценностью.

В немецком романтизме не было художника более сложного и противоречивого, вместе с тем более своеобразного и самобытного, чем Гофман. Вся необычная, напервый взгляд беспорядочная и странная поэтическая система Гофмана, с еедвойственностью и разорванностью содержания и формы, смешением фантастическогои реального, веселого и трагического, со всем тем, что воспринималось многимикак прихотливая игра, как своеволие автора, скрывает в себе глубокую внутреннююсвязь с немецкой действительностью, с полной острых, мучительных противоречий ипротиворечивых мук внешней и духовной биографий самого писателя.

Сознание и творчество Гофмана, типичного бюргерского интеллигента, отмеченывдвойне трагической печатью: и его позорного времени, и его во всех отношенияхжалкого и ограниченного сословия, остававшегося и в те годы, когда вокругГермании шла великая ломка феодальной системы, и даже тогда, когда самаГермания поднимается на освободительную войну против наполеоновских полчищ, словно между молотом и наковальней, между господствующими классами, передкоторыми холопствовало, и народом, которого боялось.

Судьба Гофмана сложилась так, как обычно складывались судьбы многихсовременных ему одаренных художников-разночинцев, счастье и гордость которыхсостояли в том, что история призвала их к благородной миссии строить и возвышатьотечественную культуру, а родина не награждала их за этот подвиг ничем, кромеоскорблений, нужды и заброшенности.

Гофман родился 24 января 1776 года в городе Кенингсберге. Детство истуденческие годы он провел в семье своего дяди — ограниченного педанта итупого обывателя. Окончив университет, он начинает карьеру чиновника прусскойслужбы. В течение многих лет Гофман скитается по захолустным городам Германии иПольши, служа в судебных канцеляриях. В этих скитаниях его постояннымиспутниками были тяжелый монотонный труд, бедность, ежедневная борьба слишениями и тяготами бытия. Но удивительный дар художника-романтика помогал емупреодолевать трудности, находить красоту и свет во мраке обыденности.

Его деятельность в искусстве была многогранной, разнообразной. Семейнаятрадиция повелела ему стать юристом, но сердце его принадлежало искусству. Дороже всего ему была музыка. Большой знаток и восторженный почитатель великихкомпозиторов, он даже переменил свое третье имя — Вильгельм — на одно из именМоцарта — Амадей.

В надписи на надгробном камне Гофмана, гласящей, что «он был одинаковозамечателен как юрист, как поэт, как музыкант, как живописец», при всей еесправедливости скрыта горькая ирония. Ибо в том, что Гофман был одновременноразносторонне одаренным художником и судейским чиновником; в том, что он, художник по глубочайшему внутреннему призванию, одержимый искусством, почти всюжизнь был прикован заботой о хлебе насущном к своей службе, которую он самсравнивал со скалой Прометея, не в силах освободиться, чтобы исполнить своеистинное назначение; в том, что он, всегда мечтавший об Италии, о встрече створениями ее бессмертных мастеров, вынужден был в поисках места скитаться позахолустным городкам, — во всем этом была огромная трагедия Гофмана, раздваивавшая и терзавшая его душу. Об этом говорят его письма к друзьям, полные отчаянных жалоб на то, что «архивная пыль застилает все виды набудущее», что если бы он мог действовать свободно, согласно влечениям своейприроды, он стал бы великим композитором, а как юрист он всегда останетсяничем.

Раздел 1

Музыка как идеал писателей-романтиков

В соответствии с эстетическими принципами романтиков, которые полностьюразделял и исповедовал Гофман, можно сопоставить различные виды искусств. Помнению писателя, скульптура — античный идеал, в то время как музыка — идеалсовременный, романтический. Поэзия же стремиться примирить, свести воедино двамира. В этом смысле музыка более высокое искусство: то к чему поэзия стремится, в музыке осуществляется, в силу того, что материал ее, звук, претворяется композиторомв «мелодии, говорит языком царства духов»: «Эти звуки, как благодатные духиосенили меня, и каждый из них говорит: «Подними голову, угнетенный! Иди с намив далекую страну, где скорбь не наносит кровавых ран, но грудь, точно в высшемвосторге, наполняется невыразимым томлением»

Гофман связывает музыку с природой, называет ее «выраженным в звукахпраязыком природы» и самым верным средством познания ее тайн. В соответствии сосвоими воззрениями Гофман дает субъективное толкование инструментальной музыкилюбимых им Бетховена, Моцарта, Гайдна, причисляя их программные произведения кромантическим.