Московедение

Семнадцатое столетие было временем интенсивного развития архитектурного ансамбля Коломенского; в 1640—1660-х годах здесь возводятся каменные Казанский храм и Водовзводная башня, снабжавшая водой обширную царскую резиденцию. Наибольший размах строительство в Коломенском приобретает при Алексее Михайловиче. В этот период здесь обновляется все дворцовое хозяйство, возводятся служебные постройки, но главным было создание обширного дворца Алексея Михайловича.

Ансамбль Коломенского второй половины 17-го столетия выделяется среди дворцовых комплексов своего времени. Центром этого необычно обширного и живописного ансамбля был великолепный деревянный дворец царя Алексея Михайловича, вокруг располагались все остальные постройки, и среди них важнейшую роль вертикальной архитектурной доминанты играл величественный шатровый храм Вознесения. Дворец, соединенный крытым переходом с придворной Казанской церковью, занимал обширный участок, обнесенный каменной оградой с двумя парадными воротами — Передними и Задними.

Восточный, парадный фасад дворца был обращен к Москве-реке, к храму Вознесения, расположенному на главной площади перед дворцом, куда выводили и Передние ворота. На этой площади проводились парадные церемонии, встречи иноземных послов, здесь же царь Алексей Михайлович принимал депутацию от народа во времена Медного бунта.

В Коломенском искусно сочетались живописная подмосковная природа и прекрасные шедевры зодчества, созданные талантливыми народными мастерами. В таком сочетании исключительное значение приобретал общий композиционный замысел пространственного решения обширного ансамбля. В Коломенском периода его рассвета имелось все — и широкий захватывающий обзор окрестностей с высокого холма, и изумительный вид на ансамбль с Москвы — реки (когда он возникал перед взором, постепенно раскрываясь при приближении к нему по воде), и окаймленные прекрасной архитектурой парадные площади, и бесконечные в своем разнообразии перспективы, возникавшие при обходе дворца.

Вид, который открывается при выходе на бывшую парадную площадь через арку Передних ворот, до сих пор сохраняет большую силу эстетического воздействия.

Архитектура и пространство — это две основные категории, художественное сочетание которых всегда разрешалось зодчими как важнейшая и вместе с тем наиболее сложная проблема. От того, насколько полноценно использовано зодчими окружающее пространство в создании архитектурного образа, зависит сила и глубина его художественно — эмоционального воздействия.

Храм Вознесения можно считать прекрасным пересказом архитектурной мечты деревянного зодчества русского севера, гениально воплощенным в камне. Весь архитектурный слой памятника нацелен «на деревянное дело»; подобные объемные композиции — почти буквальные прототипы этого храма — стоят в северных селах, не оставляя сомнения в общности их композиций, одновременно объясняя истоки национальной самобытности церкви Вознесения. На мощном, крестообразном в плане основании путем своеобразно выполненных переходов вырастает восьмерик, который завершается шатром, уникальным по изысканности силуэта. Гармоническая форма шатра прекрасно выражает устремление архитектурных масс памятника вверх и одновременно создаёт их уравновешенность, придавая композиционному строю храма необходимое свойство «спокойствия в движении».