Русский космизм

РУССКИЙ КОСМИЗМ

Под космизмом понимается целый потокрусской культуры, включающий не только философов и ученых, но и поэтов, музыкантов, художников. В нем оказываются и Ломоносов, и Тютчев, и Вячеслав Иванов, иСкрябин, и Рерих… Есть некое космическое веяние и дыхание в произведениях тогоили иного творца — и этого оказывается достаточным, чтобы произвести его вкосмисты. Но тогда то же можно было бы спокойно проделать со многимикультурными деятелями не только России, но и всего мира, ведь ощущениеглубинной причастности сознательного существа космическому бытию, мысль очеловеке как микрокосме, вместившем в себя все природные, космические стихии иэнергии, проходят через мировую культуру, как восточную, так и западную. Вдревнейших религиозных и мифологических представлениях человек уже прозревалсоотношения и взаимосвязи между своим существованием и бытием Вселенной и этусвою интуицию претворял в различные, преимущественно образные, формы. Космические символы и образы народного бытового искусства и поэзии, микро- имакрокосмические соответствия выражали эту объективную идею целостностимироздания, органичной включенности в него жизни и сознания. Но рядом всегдасуществовал и более активный подход, являлось стремление воздействовать на мирв желательном направлении. Преображающая человека и мир мечта стремилась кпреодолению ограниченности человека в пространстве и времени, она воплощалась всказочные, фольклорные образы господства над стихиями — воздушные полеты, метаморфозы вещества, живую и мертвую воду… С древности до конца XIX в. этакосмическая тема развивалась только в мифе, фольклоре, поэзии, а также в некоторыхфилософско-утопических, фантастических произведениях (к примеру, у Сирано деБержерака, Жюля Верна).

Именно в России, ставшей родинойнаучного учения о биосфере и переходе ее в ноосферу и открывшей реальный путьв космос, уже начиная с середины прошлого столетия вызревает уникальноекосмическое направление научно-философской мысли, широко развернувшееся в XXв. В его ряду стоят такие философы и ученые, как В. И. Вернадский, К. Э. Циолковский, Н. Ф. Федоров, А. В. Сухово-Кобылин и др. В философском наследиимыслителей русского религиозного возрождения — В. С. Соловьева, П. А. Флоренского, С. Н. Булгакова, Н. А. Бердяева — также выделяется линия, близкаяпафосу идей русского космизма. Имеется в виду то склонение в русскойправославной философии, которое Н. А. Бердяев называл «космоцентрическим, узревающем божественные энергии в тварном мире, обращенным к преображениюмира» и «антропоцентрическим, обращенным к активности человека вприроде и обществе». Именно здесь ставятся «проблемы о космосе ичеловеке», разрабатывается активная, творческая эсхатология, смыслкоторой, по словам Бердяева, в том, что «конец этого мира, конец историизависит и от творческого акта человека».

Избежать неправомерного и безмерногорасширения этого философского течения можно, если сразу же обозначитьпринципиально новое качество мироотношения, которое является определяющей его генетической чертой. Это идея активной эволюции, т. е. необходимости новогосознательного этапа развития мира, когда человество направляет его в тусторону, в какую диктует ему разум и нравственное чуство. Поэтому возможноточнее будет определить это направление не столько как космическое, а какактивно-эволюционное, находящееся в процессе роста, далеко не совершенное, новместе сознательно-творческое, призванное преобразить не только внешний мир, но и собственную природу. Речь по существу идет о расширении правсознательно-духовных сил, об управлении духом материи, об одухотворении мира ичеловека. Космисты сумели соединить заботу о большом целом — Земле, биосфере, космосе с глубочайшими запросами высшей ценности — конкретного человека. Недаром такое важное место здесь занимают проблемы, связанные с преодолениемболезни и смерти и достижением бессмертия. Гуманизм — гуманизм непрекраснодушный и мечтательный — он основан на глубоком знании, вытекает изцелей и задач самой природной, космической эволюции.

ВОСХОДЯЩАЯ ЭВОЛЮЦИЯ

Огромен и конкретен вклад в активно-эволюционную мысль В.И.Вернадского.Его научно-филосовские теории можно в определенном смысле уподобить прочномуфундаменту, без которого идеи и проекты космистов могли бы обернутьсяпрекрасными, но всего лишь воздушными замками.

В 1920 г., работая над созданием биогеохимии, призванной изучатьвлияние «живого вещества» на историю земных химических элементов, Вернадский исследует огромную литературу по первой составляющей этого новогосинтеза — биологии. И тут его умный взгляд и интуиция великого натуралиста-мыслителявыхватывают среди теорий и догадок прошлого одно неоцененное открытие. Речьидет об открытии американского ученого Джеймса Дана. Этот современник Дарвинавыдвинул понятие, которое назвал энцефалозом или цефализацией (от греч. kephale- «голова»). Излагая современным языком эту идею, Вернадский писал:"В наших представлениях об эволюционном процессе живого вещества мынедостаточно учитываем реально сущевствующую направленность эволюционногопроцесса". С эпохи кембрия идет медленное, но неуклонное (без откатовназад) усложнение, усовершенствование нервной системы, в частности головногомозга. Это доказывают палеонтологические данные, прослеживаемые за последниепятьсот миллионов лет, хотя сам процесс уходит намного дальше в глубьгеологического времени. От моллюсков до «гомо сапиенс» это нарастающеедвижение неотразимо обнаруживает себя.

«Принцип Дана», цефализация — это не теория, но и негипотеза, которая может быть доказана, а может и нет. Тут мы имеем дело сэмпирическим обобщением, т. е. с большой суммой точных фактов, не имеющихслучаев опровержения. Сам Вернадский четко формулирует характер и смысл такой"кривой прямой линии" развития живого. Это объективный природныйпроцесс, закономерно длящийся в полярном векторе времени, устремляясь постояннов одном, необратимом направлении.

В теории эволюции выдвигаются различные причины происхождения животныхвидов, их смены и развития, в основном сводимые к тому или иному сочетаниюизменчивости и наследственности, пластичного приспособления организмов к средеи сложных генетических, мутационных законов. Последовательное совершенствованиенервной, мозговой ткани, приведшее к созданию человека, по меньшей мере, намекает на спонтанные импульсы самой эволюции, на ее внутренние закономерности, на некую ее «идеальную» программу, стремящуюся к своей реализации.

Но в философии Вернадский видит мысли, предчувствия, связанные спониманием жизни, ее места и роли во Вселенной, которые могут быть соотнесены ссовременными научными выводами о живом веществе, об антропогенной геологическойэре, о будущей роли человека.